24 Мая, 2019

Публично-правовая ответственность субъекта КИИ. Часть 1.

Валерий Комаров


    Публичное обсуждение законопроекта от ФСТЭК по внесению изменений в КоАП РФ в сфере КИИ наглядно продемонстрировала наличие в стране значительного количества специалистов по ИБ, придерживающихся позиции о необходимости максимально жесткого "стимулирования" руководителей субъектов КИИ на выполнение требований 187-ФЗ.                      Основной аргумент - размер наказания должен быть соизмерим с затратами на создание систем безопасности ЗОКИИ. Хотелось бы обсудить этот момент не с точки зрения государственных интересов или целесообразности изменения КоАП, а с точки зрения влияния изменений форм ответственности субъектов КИИ на профессиональное  сообщество "ибешников".
name='more'>
Часть 1. А меня то за что?
     Так как правоприменительная практика в сфере КИИ по понятным причинам отсутствует, то аргументировать свою позицию я буду примерами из других областей жизни, опираясь на судебные решения и нормативные акты.
    Итак. Основные надежды, при ужесточении ответственности в КоАП, специалист по ИБ связывает с усилением собственной позиции в переговорах с руководством организации на предмет получения материальных  и людских ресурсов для выполнения задач по ИБ. Но что грозит специалисту по ИБ, если заявка на ресурсы не будет удовлетворена полностью. Пришел регулятор и выявил нарушение (вариант без вреда КИИ).
    Конкретный пример, который очень хорошо подходит как типовой.
1. Никакими распорядительными актами обязанность получения лицензий на специалиста по ЗИ не возлагалась.
2. Поданная заявка от специалиста по ЗИ на оплату была отклонена руководством и не исполнена.
3. Сотрудниками ФСБ выявлено административное правонарушение, с привлечением к ответственности. Судя по отсутствию в материалах суда упоминаний о привлечении к административной ответственности заявителя - специалиста по ЗИ, привлечен был не он.
      Казалось бы, "ибешник" может злорадствовать, что "а я ведь предупреждал, вот вышла вам экономия боком, будете знать", но в жизни "боль и печаль" - его просто уволили по статье ТК, за то что лицензию не получил. И специалист по ЗИ уже 2 года судится и дошел до Верховного суда. Даже позиция прокуратуры не нашла поддержки в  промежуточных судах.

   
   Удовлетворение заявок на ИБ в полном объеме, приведет к завышенному ожиданию руководства от специалиста по ИБ по снижению риска при проверках регуляторов. При таких желаемых суммах штрафов (сотни тысяч рублей) и стоимости затрат на выполнение требований законодательства (миллионы рублей), все должно быть  сделано в субъекте КИИ по выполнению требований 187-ФЗ идеально.   
    Должность "ибешника" превращается в "расстрельную". Либо ты сам штраф заплатишь и возьмешь вину на себя, либо тебя уволят за "подставу" руководителя.

   Моя позиция: "ибешник" не может отделять свою судьбу от судьбы организации. Если желаешь жесткости наказания для руководителя организации, то будь готов  - это и тебя лично коснется.
 

* Результаты анализа 187-ФЗ и рекомендации по его выполнению размещаются в разделе "ЧаВо по КИИ" на главной странице блога.


** Все новости блога на публичном Telegram-канале   t.me/ruporsecurite

***  YouTube - канал блога

Определение Верховного суда РФ № 18-КГ18-270 от 08.04.2019
   В обоснование заявленных требований Кулинич Г.В. указал, что 2 апреля

2013 г. он был принят на работу в Лабинскую автоколонну № 1197 на

должность инженера по специальной работе, с 1 января 2015 г. он

осуществлял трудовую деятельность в должности инженера секретного отдела

общества.

    Приказом генерального директора Лабинской автоколонны № 1197

от 4 июля 2017 г. на Кулинича Г.В. наложено дисциплинарное взыскание в

виде выговора за нарушение трудовых обязанностей, выразившееся в

неполучении Лабинской автоколонной № 1197 лицензии на осуществление

работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну.

Приказом генерального директора Лабинской автоколонны № 1197

от 18 августа 2017 г. № 321-л Кулинич Г.В. в связи с неоднократным

неисполнением им без уважительных причин трудовых обязанностей при

наличии у него дисциплинарного взыскания в виде выговора, наложенного

приказом генерального директора Лабинской автоколонны № 1197 от 4 июля

2017 г., был привлечён к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

     Основанием для издания данного приказа явились нарушения,

выявленные 21 июня 2017 г. комиссией военного комиссариата г. Лабинска,

Лабинского и Мостовского районов Краснодарского края в ходе проверки

готовности к передаче в состав Вооружённых Сил Российской Федерации

автомобильной колонны войскового типа.

     По мнению Кулинича Г.В., приказ от 4 июля 2017 г. о наложении на него

дисциплинарного взыскания в виде выговора является незаконным, так как в

его обязанности по замещаемой должности не входило получение Лабинской

автоколонной № 1197 лицензии на осуществление работ с использованием

сведений, составляющих государственную тайну, его вины в неполучении

обществом такой лицензии нет. Кулинич Г.В. указывал, что в 2016 году им

был подготовлен пакет документов для получения обществом названной

лицензии, который не был направлен в Управление Федеральной службы

безопасности Российской Федерации по Краснодарскому краю по вине

руководства Лабинской автоколонны № 1197, не принявшего решение об

оплате государственной пошлины за рассмотрение вопроса о получении

лицензии на осуществление работ с использованием сведений, составляющих

государственную тайну.

       Как установлено судом и следует из материалов дела, 25 ноября 2011 г.

25 ноября 2016 г. срок действия лицензии Лабинской автоколонны

№ 1197 на осуществление работ с использованием сведений, составляющих

государственную тайну, истёк.

      1 декабря 2016 г. генеральным директором Лабинской автоколонны

№ 1197 издан приказ, которым в связи с истечением срока действия лицензии

на осуществление работ с использованием сведений, составляющих

государственную тайну, инженеру секретного отдела Кулиничу Г.В.

предписано прекратить с 1 декабря 2016 г. осуществление работы с

использованием сведений, составляющих государственную тайну.

      Согласно копии протокола об административном правонарушении УФСБ

России по Краснодарскому краю от 26 июня 2017 г. в соответствии с

постановлением УФСБ России по Краснодарскому краю от 24 июня 2017 г.

сотрудником отделения в г. Лабинске УФСБ России по Краснодарскому краю

проведено оперативно-розыскное мероприятие на территории Лабинской

автоколонны № 1197 с целью определения готовности к проведению работ,

связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну.

      По итогам проверки было установлено, что Лабинская автоколонна № 1197

осуществляет работы с использованием сведений, составляющих

государственную тайну, без лицензии на такие работы.

     29 июня 2017 г. работодателем у Кулинича Г.В. затребованы объяснения

в письменной форме о причинах непринятия им своевременных мер по

продлению срока действия лицензии Лабинской автоколонны № 1197

на осуществление работ с использованием сведений, составляющих

государственную тайну.

     30 июня 2017 г. Кулиничем Г.В. были представлены работодателю

письменные объяснения о том, что он предпринимал все возможные меры для

своевременного продления срока действия лицензии Лабинской автоколонны

№ 1197 на осуществление работ с использованием сведений, составляющих

государственную тайну, его вины в неполучении обществом такой лицензии

не имеется.

     В материалах дела имеются копии смет расходов по мобилизационной

подготовке и работе режимно-секретного подразделения Лабинской

автоколонны № 1197 на 2016 и 2017 годы, в которых указано, что лицом,

ответственным за получение Лабинской автоколонной № 1197 лицензии

на осуществление работ с использованием сведений, составляющих

государственную тайну, является инженер секретного отдела. С данными

сметами истец был ознакомлен.

     Судебными инстанциями не принято во внимание, что поводом для

издания приказа об увольнении Кулинича Г.В. по пункту 5 части 1 статьи 81

Трудового кодекса Российской Федерации явилось вменяемое ему

неисполнение трудовых обязанностей, установленное 21 июня 2017 г. по

результатам проверки комиссией военного комиссариата г. Лабинска,

Лабинского и Мостовского районов Краснодарского края и имевшее место до

издания работодателем приказа от 4 июля 2017 г. о применении к истцу

дисциплинарного взыскания в виде выговора.

      Как усматривается из материалов дела, после применения к истцу 4 июля

2017 г. дисциплинарного взыскания в виде выговора и до издания

работодателем приказа от 18 августа 2017 г. № 321-л о наложении на него

дисциплинарного взыскания в виде увольнения по пункту 5 части 1 статьи 81

Трудового кодекса Российской Федерации каких-либо нарушений трудовой

дисциплины Кулиничем Г.В. допущено не было.

      Судебные инстанции данное обстоятельство оставили без исследования и

правовой оценки, то есть не устанавливали, имеются ли признаки

неоднократности неисполнения Кулиничем Г.В. без уважительных причин

трудовых обязанностей.

       В нарушение требований статей 327% 329 ГПК РФ суд апелляционной инстанции также не рассмотрел доводы апелляционного представления Лабинского межрайонного прокурора

Краснодарского края об отсутствии признаков неоднократности неисполнения

Кулиничем Г.В. без уважительных причин трудовых обязанностей и не указал

в судебном постановлении мотивы, по которым доводы апелляционного

представления прокурора были отклонены.