Судебная практика: Доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне граждан, их частной жизни

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда в октябре 2017 года вынесла решение по делу № 33а-4757, в котором гражданин оспаривал правомочность отказа Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) в выдаче ему документов из фонда Инюрколлегии СССР.

Суть спора

В октябре 2016 года гражданин обратился в читальный зал ГАРФ с требованием на выдачу документов из фонда Р-9562. Требования были мотивированы необходимостью предоставления ему заключений по законченным производством делам по Канаде за 1963, 1964-1965, 1973-1977, 1979, 1980 годы, по Германии за 1977 год. По мнению гражданина, решение должностного лица о непредоставлении ему архивных документов для свободного ознакомления является незаконным, поскольку данный отказ препятствует ему в поиске родственников.

Архив отказал гражданину в выдаче документов из фонда Р-9562 оп.1 Инюрколлегии СССР со ссылкой на необходимость ограничения доступа ним, поскольку они содержат сведения о личной и семейной тайне.

Гражданин обратился в суд.

Решением Хамовнического районного суда г. Москвы в июне 2017 года в удовлетворении административного искового заявления было отказано. При этом суд сослался на следующие нормы российского законодательства.

Согласно ч.1 ст.23 Конституции РФ, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Как следует из ч.3 ст.4 федерального закона от 27.07.2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», порядок хранения и использования включенной в состав архивных фондов документированной информации устанавливается законодательством об архивном деле в Российской Федерации.

Федеральный закон от 22 октября 2004 № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» регулирует отношения в сфере организации хранения, комплектования, учета и использования документов Архивного фонда РФ и других архивных документов независимо от их форм собственности, а также отношения в сфере управления архивным делом в Российской Федерации в интересах граждан, общества и государства. Согласно п.1 ст.24 закона, пользователь архивными документами имеет право свободно искать и получать для изучения архивные документы.

Частью 3 ст.25 закона предусмотрено ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне физического лица, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу для его безопасности. Данное ограничение устанавливается на срок 75 лет со дня создания соответствующих документов и может быть отменено лишь с письменного разрешения гражданина - субъекта информации, а после его смерти - с письменного разрешения наследников данного гражданина.

Указанное положение Закона также согласуется с п. 2.3.2 «Правил организации хранения, комплектования, учета и использования документов архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов в государственных архивах» (утв. Приказом Минкультуры РФ от 18.01.2007 г. № 19), согласно которому к архивным документам ограниченного доступа относятся архивные документы, содержащие сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу его безопасности.

Также в соответствии с п.1 ст.8 федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» граждане (физические лица) вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных федеральными законами.

Суд отметил, что исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении № 248-0 от 9.07.2005, следует сделать вывод, что в системе действующего законодательства под правом на неприкосновенность частной жизни понимается предоставленная человеку и гарантированная государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного характера, в связи с чем в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер.

Право на неприкосновенность частной жизни в информационном смысле означает неприкосновенность личной информации, любых конфиденциальных сведений, которые человек предпочитает не предавать огласке.

Указанное согласуется с Указом Президента РФ от 06.03.1997 № 188, которым утвержден Перечень сведений конфиденциального характера. Согласно п. 1 данного перечня к ним относятся сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях.

Суд первой инстанции отметил, что оспариваемые действия должностного лица по рассмотрению обращения гражданина отвечали требованиям действующего законодательства. Обращение было рассмотрено и на него был дан письменный содержательный и мотивированный ответ.

Обоснованность отказа была обусловлена тем, что заказанные гражданином архивные документы из фонда Инюрколлегии (ф. N Р-9562) содержали сведения о личной и семейной тайне граждан (субъектов информации), позволяющие их идентифицировать, при этом отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о согласии этих граждан на распространение и предоставление информации об их персональных данных третьим лицам.

Данные сведения относятся к категории ограниченного доступа, поскольку позволяют идентифицировать личность субъектов информации, а также составляют тайну их частной жизни.

Кроме того, раскрытие информации, содержащейся в указанных документальных материалах, может создать угрозу для безопасности соответствующих граждан - субъектов информации, поскольку касаются вопросов наследования различного рода имущества.

75-летний ограничительный срок, установленный ч.3 ст.25 Федерального закона «Об архивном деле в Российской Федерации» на дату направления гражданином запроса на выдачу документов не истек (самые ранние документы датированы 1963 годом), нотариально заверенные разрешения от граждан - субъектов информации либо их наследников на доступ к документам гражданином не были представлены.

Кроме того, суд также указал на пропуск административным истцом 3-месячного срока на обращение в суд со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов, установленного ст. 219 КАС РФ.

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда оставила без изменения решение Хамовнического районного суда г. Москвы, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Судья Московского городского суда в декабре 2017 года (определение № 4га/5-16183/2017) отказала в передаче кассационной жалобы гражданина для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда.

Мой комментарий: На Генеалогическом форуме ВГД (см.: http://forum.vgd.ru/post/442/26640/p1731344.htm#pp1731344 ) приведена следующая информация о содержании фонда: «В этом фонде находятся карточки дел лиц, которые с 1937 года получали из-за границы наследство. У меня как раз прадед в 60-х годах под давлением КГБ отказался от наследства. Так рассказывают старшие дети деда. Фонд инюрколлегии на руки не выдается в читальном зале. Все вопросы в саму коллегию. Там есть архив. Есть человек, который за это отвечает. Но отвечает он, если вы знаете наследодателя, страну его проживания и год получения наследства. И тогда на платной основе есть шанс получить что-то. Сказать, что со мной были любезны в коллегии, я не смогу. И что делать с этой информацией дальше, ума не приложу.»

Я понимаю, что информация и документы из этого фонда действительно представляют интерес не только для генеалогов, и что эти материалы действительно очень «чувствительны» для всех, кого они касаются. Однако, с моей точки зрения, стоило бы, наверное, в духе времени продумать более гибкий порядок доступа к ней, лучше учитывающий законные интересы российских граждан.

Для сравнения отмечу, что в целом очень жёсткое законодательство Евросоюза о защите персональных данных в аналогичных обстоятельствах намного мягче, поскольку защищает персональные данные только живущих граждан.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=RAMSMARB;n=1369603