Психология организованной преступности юношества и молодежи.

Психология организованной преступности юношества и молодежи.
За минувший год в Татарстане выросло число краж, убийств, разбоев и нападений, совершенных подростками. Только в Набережных Челнах было выявлено восемь групп, состоящих из несовершеннолетних в возрасте 12–17 лет.




Организованные преступные группировки за последние годы активизировали свою деятельность. Некоторые подростки придерживаются идеологии АУЕ. К примеру, только в Набережных Челнах действует восемь таких групп, в которых состоят подростки от 12 до 17 лет. Такие данные прозвучали на итоговой коллегии МВД по РТ.





Чтобы снизить уровень подростковой преступности в республике, на коллегии было рекомендовано Минмолодежи и Минобрнауки уделять особое внимание трудной молодежи. Кроме того, сформировать экспертное мнение о возможных путях профилактики ОПГ в школах и техникумах позже поручил ученым КФУ секретарь Совета безопасности РТ Рафаиль Гильманов.




«Согласно статистическим данным, в нашей стране половина взрослых преступников совершала преступления еще в несовершеннолетнем возрасте, в том числе в составе ОПГ. Если взять общемировую статистику, то каждый третий член банды — несовершеннолетний. Такая ситуация особо характерна для развивающихся стран. К примеру, для Колумбии и Афганистана. Это страны, социально-экономическое положение в которых нестабильно. В той же Колумбии дети превращаются в маленьких солдат. По статистике, только в одном из городов этой страны из каждых 20 подростков два-три начинают работать на мафию, один становится наемным убийцей. В сутки в бедных районах могут убить до 25 человек. Если Россия в силу каких-либо причин начнет развиваться в русле стран третьего мира, то такая статистика придет и к нам. Есть фундаментальный социологический феномен, который присущ всем странам», — сообщил «Татар-информу» доцент кафедры педагогической психологии Института психологии и образования КФУ, кандидат социологических наук Рамиль Гарифуллин.




Российские исследования показывают, что, вступая в банды, подростки руководствуются чувством солидарности, они находят в ОПГ для себя некую защиту, острые ощущения, сексуальные контакты и признание. Вступлению на такой путь способствует внешняя среда: к примеру, если подросток растет в социально неблагополучной семье.




Несовершеннолетние обостренно ощущают свою честь и совесть, они могут таким образом проявлять свою силу и принципы. Благодаря чистоте и наивности подростков ими легко манипулировать взрослым преступникам, считает психолог.




«Молодежь страдает апатией и скукой»






архив/Ильнар Тухбатов





Если изучить общие преступления с участием подростков во всем мире, то, согласно социологическому исследованию, в странах третьего мира 44 процента подростков участвуют в драках, 22 процента способны нанести телесные повреждения, а 25 процентов способны на убийство. В России подобных социологических исследований пока мало.




Если вспомнить 90-е годы, то 40 процентов преступлений, совершенных подростками, носили групповой характер. Поэтому важно знать, чем «живут и дышат» несовершеннолетние нашей страны сегодня.




Оказывается, 30 процентов из них страдают скукой, апатией и иждивенчеством, утратой смысла жизни. Лишь 37,4 процента опрошенных верят в себя, 30 процентов верят в бога, 17 процентов — в друзей, а 12,7 процента — в родных. В психологическом плане молодежь стала весьма травматичной.




«В Татарстане, к сожалению, нет объективных социологических исследований на эту тему. Современные подростки сталкиваются с треугольником. Три угла — это, во-первых, обстоятельства, при которых идти в ОПГ „полезно“. Во-вторых, на несовершеннолетних оказывается давление в силу социальных обстоятельств или материального положения. Третий угол — философия оправдания того, что там „полезно“ быть. Понятно, что этот треугольник выстраивается манипуляторами, взрослыми людьми, которые имеют большой бизнес и нуждаются в молодых „солдатах“ для ведения своей конкурентной борьбы», — продолжил Гарифуллин.




Чем больше будет усугубляться экономическое положение России, тем хуже будет складываться ситуация с подростковой преступностью, считает собеседник. А предпосылок к тому немало, в том числе распространение коронавируса. Состояние общемировой экономической ситуации, которая влияет на российскую экономику, к сожалению, пока оставляет желать лучшего. Последние показатели, связанные с курсом доллара и нефтяными котировками, говорят о том, что падение продолжается. В конечном счете все это может привести к росту преступности, развитию преступных группировок. Получается, что распространение коронавируса оказывает косвенное влияние на ситуацию. Кроме того, многие люди слепо поддаются панике и становятся подверженными разным негативным влияниям со стороны.




«Сейчас речь идет о панике, о коронавирусном психозе, но коронавирус здесь ни при чем. Он является инструментом блефа для раскачивания экономики и спекуляции на рынке. Коронавирус влияет на экономику, а ухудшение экономического положения усугубляет рост преступности», — поделился мнением Гарифуллин.




«Группировки маскируются»






Владимир Васильев





Психолог считает, что сейчас необходим объективный мониторинг того, что происходит в обществе, и особенно в подростковой среде. Профилактическая работа в ссузах и техникумах Татарстана весьма актуальна, потому что именно в этих местах общаются несовершеннолетние. Молодежные группировки могут маскироваться под различные цели. В республике насчитывается множество общественных организаций и движений. Поэтому сразу разглядеть замаскированную группировку сложно.




«Мониторинг отсутствует, поэтому нам и была дана такая установка. В скором времени ученые КФУ поделятся на этот счет своими мнениями — что нужно сделать в республике, над чем стоит работать в дальнейшем. Мы наблюдаем действительно тревожную статистику, среди молодежи растет групповая преступность. Есть скрытая, латентная форма аккумуляции преступлений среди несовершеннолетних, и на то влияют социально-экономические условия, действующая система образования. Социально-экономические и социально-психологические условия, общая атмосфера такова, что в образовании и мониторинге упущена работа с молодежью. Сейчас необходимо найти ключевые подходы и зоны, которым стоит уделить внимание», — считает Рамиль Гарифуллин.




Места, где осуществляется процесс образования, — это места локализации несовершеннолетних. Поэтому наиболее вероятной зоной совершения правонарушений являются учебно-образовательные учреждения, считает психолог.




«Плохая наследственность и казанский феномен»






архив/Ильнар Тухбатов





Рамиль Гарифуллин также напомнил, что в регионе есть «боевое» прошлое, известный на всю Россию «казанский феномен». Это так называемая плохая генетическая составляющая. О корнях подростковой преступности еще в начале текущего года говорил в докладе на итоговой коллегии МВД по РТ руководитель ведомства Артем Хохорин.




«Проблему подростковой преступности не нужно недооценивать. Вспомните, откуда растут ноги у большинства преступных формирований 90-х годов. Только за 2019 год мы зафиксировали увеличение числа преступлений, совершаемых подростками, на 13 процентов», — сказал Хохорин.




Доцент кафедры педагогической психологии Института психологии и образования КФУ с руководителем МВД по РТ полностью солидарен. Он считает, что данный факт нельзя сбрасывать со счетов. Плохая наследственность еще себя не исчерпала. Бывшие группировщики выросли, и некоторые из них сейчас занимают неплохие должности и хорошие позиции в бизнесе. Особое внимание при этом стоит уделять ситуации в Набережных Челнах.




«На Набережные Челны обращено наибольшее внимание потому, что там статистика по криминалу выше. Челны — своеобразный мегаполис со своей спецификой, которую необходимо изучать», — отметил спикер.




Так называемая организованная преступность несовершеннолетних может маскироваться под разные общественные организации и группы, клубы по интересам. Конечно, в обществе люди имеют право собираться и общаться, но, вероятнее всего, контроль за подозрительными собраниями молодых людей должен быть усилен.




«К примеру, если вы идете по улице и видите возле школы собравшихся в кругу ребят, которым лидер что-то рассказывает в центре, вы сообщите в полицию? Вас это напугает? С этого и начинается исследование. Когда собирается какая-то группа, нужно объективно исследовать, что это за собрание. Либо это „Тимур и его команда“, которые сейчас пойдут кому-то помогать, либо они преследуют совершенно другие цели», — добавил Гарифуллин.




Казанский психолог считает, что сейчас люди ведут себя очень осторожно, да и несовершеннолетняя молодежь в правовом плане стала намного грамотнее. Если несовершеннолетних не организовывать, то они самоорганизуются сами. Эмоционально-волевая сфера у молодежи не развивается, она подорвана. Взрослые для них давно уже не пример. К тому же проводится мощная информационная революция в интернете. Молодые люди знают то, что им вовсе не нужно знать. У молодежи нет вектора, направленности, ориентира, идеологии, заключил психолог.

Доцент ИПО КФУ, кандидат психологических наук Рамиль Гарифуллин  
Alt text

Один хакер может причинить столько же вреда, сколько 10 000 солдат! Подпишись на наш Телеграм канал, чтобы узнать первым, как выжить в цифровом кошмаре!