ГЛАЗА И МОЗГ КАК ИСТОЧНИК СУЩНОСТНОГО И ОБЬЕКТИВНОГО.

ГЛАЗА И МОЗГ КАК ИСТОЧНИК СУЩНОСТНОГО И ОБЬЕКТИВНОГО.
Психический контент мозга объективен лишь в бессознательных процессах, причем не все бессознательное является Сущностным, то есть независимым от мозга и психики. Иными словами, даже бессознательное не может претендовать на объективное и сущностное. О сознательном, на этот счёт, мы вообще не говорим.


Поэтому не с проста был взгляд на науку, как на продукт мозга человека, как на нечто связанное с психологизмом. Гуссерль, казалось бы, преодолел этот психологизм и показал, что в контенте психического возможна наука, в частности, возможна логика, которая не имеет отношения к психологизму. Но ту ли психоЛОГИКУ раскрыл Гуссерль? Так ли глубинно Гуссерль доказал и показал отсутствие связи психоЛОГИКИ и логики? Возможно, для того уровня развития психологии, которая имела место при жизни Гуссерля, это доказательство было убедительным в созданной им феноменологии. Современная когнитивная наука и когнитивная психология развились до того уровня, что психология теперь не сводится лишь до психологии внутреннего мира человека, его мышления, чувств и эмоций. Психология стала нечто большим. Это наука о структурах , в частности, нейронных сетях и зеркалах, обеспечивающих появление психического как феномена. Это фундаментально-психологические основы когнитивных процессов структур мозга.


Если в психическом контенте мозга и есть нечто претендующее на сущность и на объективную логику, то оно связано не с психическим как таковым, а с внепсихическим, то есть с характером мозговых структур, нейросетей и всем тем, из чего состоят эти сложнейшие структуры. Это внепсихическое начинается с глазных и иных анализаторов , которые работают автоматически , минуя волю, сознательное и бессознательное человека. Ростки сущности и объективного сокрыты в глазах и анализаторах человека, на объективную и сущностную сенсорную работу которых, сам человек повлиять не может. Человек может лишь искажать эту сенсорику своим субьективизмом.


Можно ли говорить о том, что мозговой аппарат может усилить ростки объективной и сущностной сенсорной информации , поступающей в мозг из анализаторов ( из глаз и др.) ? Можно ли говорить, что мозговой аппарат, напрямую не взаимодействуя с окружающим миром, как это умеют делать анализаторы, способен генерировать объективное и сущностное? Видимо нельзя. И все, что мы называем сущностным и объективным, в частности, в науках и логике, в основании своем имеет лишь составляющие , связанные с работой анализаторов, без вмешательства мозга.


При этом , необходимо отметить, что практика показывает, что психические феномены объективного и сущностного, полезны при взаимодействии с внешним миром , как носителем воистину объективного и сущностного.


Как это мозгу и человеку удается? Видимо, человеку как сложнейшему аппарату достаточно для рождения сущностного и объективного сенсорной информации, поступающей в анализаторы. Обработка этой информации мозгом лишь уменьшает это сущностное и обьективное. Поэтому сущность заключена в самих глазах и внешнем мире, который принимается глазами. Последующая обработка мозгом принятой информации - это всегда уход от сущности и объективного.


Все вышеизложенное доказывает, что логика , как нечто не имеющее отношения к психологизму, возможна. Все остальное , связанное с включением мозга в объяснение зарождения логики и наук, доказывает психологизм логики и наук.


Таким образом, если мозг рассматривать как сенсорный аппарат и продолжение глаз, а не как аппарат , производящий субъективное, то в нем заложены объективные структуры , которые могут стать основанием сущностного и обьективного. И не стоит искать сущностное в структурах мозга, формирующих феномены и субъективный мир. Сущность заключена в сенсорном восприятии и является основанием логики и наук. Все остальные сущности, которые раскрываются благодаря сложнейшей работе мозга и мышлению , по-видимому, всегда нужно подвергать сомнению с точки зрения того, насколько эти сущности действительно являются сущностями.


Доцента кафедры педагогической психологии ИПО КФУ, кандидат психологических наук Рамиль Гарифуллин
Alt text