Буллинг в летних детских лагерях отдыха.

Буллинг в летних детских лагерях отдыха.
Несмотря на то, что статистика случаев буллинга в Татарстане не ведется, такие факты есть. Не только в школах, но и в летних лагерях. Примерно половина родителей республики сталкивалась с этим явлением.
С травлей в школе так или иначе сталкивалось большинство учеников. Зачастую эта проблема замалчивается.  По данным исследования психологического климата в казанских школах 2018 года, 11-16% детей хотели бы перейти на домашнее обучение из-за травли. В Татарстане дети стали чаще отказываться от их посещения.
Очередной учебный год закончился — в разгаре сезон летних лагерей, которые позволяют родителям занять детей на долгий период каникул.
Буллинг есть и в летних лагерях.
«Родительское сообщество Татарстана» провело опрос в своей группе «ВКонтакте», поинтересовавшись у пользователей, сталкивались ли они или их дети с травлей в детских лагерях. За 10 дней в нем приняли участие 45 человек. 15 из них ответили «да», 9 человек выбрали вариант «лично меня (моих детей) не травили, а вот видеть, как травят других, приходилось». 21 участник опроса заявил, что с такими фактами не сталкивался. Буллинг — явление возрастное, когда ребенок осознает себя через противопоставление друг другу.
В школе или летнем лагере, где дети собраны вместе, травля возникает довольно часто. Зачастую дети сплачиваются против кого-то. Буллинг в детских лагерях — это система, состоящая из жертвы, организатора, семьи, откуда приходят обе стороны, и воспитателей. Лагерь — замкнутая система, в ней есть свои роли. От школьного буллинга травля в лагерях отличается тем, что в школе дети расходятся по домам и хотя бы там ребенок отдыхает, а здесь он непрерывно страдает, ему не дают спать, ему негде спрятаться.
Обычно травлю организует человек с проблемами в семье. Так он защищается от личных проблем и «подпитывается» от реакции жертвы. Тот, кто страдает, бывает пассивным, в большинстве случаев терпит насилие дома. Однако семья должна поддерживать детей. «Все родители проходили через это. Любой папа служил в армии и был жертвой армейского буллинга — дедовщины. Лагерь — эта та же самая армия, поэтому лагерный буллинг похож на армейский. И отец должен сопереживать, своему ребенку.
Жертва буллинга зачастую имеет какие-то дефекты: речевые, внешностные, дефекты роста — эти дети входят в группу риска, за которой должен внимательнее следить педагог. Воспитатели в детских лагерях являются неотъемлемой частью системы травли: они либо пустили ситуацию на самотек, либо специально используют это в своей работе.
Исследование психологического климата в казанских школах показало: несмотря на то, что учителя отчитываются, об отсутствии буллинга в школах, это не так. «Якобы у них есть некоторые мероприятия, которые должны быть профилактикой. А глубже начинаешь копать, оказывается, что это показуха. Этой показухи много, надо это признать. Зачастую ребенок остается с проблемой травли один на один. Ключевыми являются первые три дня в новом коллективе, когда ему нужно занять правильную позицию.
Ребенку нужно себя поставить. Вовремя дается отпор: словесный, физический, вербальный, невербальный. Если не удалось дать отпор и проблема усугубляется, то нужно это озвучить среди всей группы: педагог и отряд должны знать. Ситуацию необходимо обсудить, и каждый член отряда должен выразить свое мнение по отношению к происходящему. При этом дискуссию с отрядом должен вести педагог. Главная задача которого,  не воспринимать это как формальность.
Если и это не помогло решить проблему, то информация должна выходить за пределы лагеря и отряда.  Буллинг - это объективный процесс, который происходит в детских социальных группах во всем мире.  Не советую родителям спешить изолировать ребенка иначе он «перестанет развиваться» как член социума. Изоляция нужна, когда ситуация опасна для жизни ребенка.
Такие случаи есть в лагерях, вплоть до того, что ребенка могут убить. Если ребенок не справляется, ему не дают спать, вставляют и поджигают спички так, что у него ожоги остаются. Отнимают еду, требуют деньги. Здесь информация уходит за пределы. В таких случаях решения принимаются правоохранительными органами, привлекая виновных к уголовной ответственности.
Доцент института психологии и образования КФУ, кандидат психологических наук РАМИЛЬ ГАРИФУЛЛИН
Alt text