30 Марта, 2019

О феномене внутрипсихического события, которое бывает реальнее внешнего события.

Рамиль Гарифуллин


Существует стресс на реальное внешнее со-бытие. То есть, существует реакция человека на бытие, которое, находится вне самого человека. Это бытие встретилось и со-единилось  с человеком, став для него со-бытием, то есть неким единением человека и этого бытия.
Но бытием является и то, что происходит только в душе самого человека. В частности, существует стресс на бытие образов и представлений, которые становятся также со-бытием. То есть, возникают стрессы от образов и представлений, которые посещают душу человека, становясь для него со-бытием. Эти внутрипсихические  со-бытия , в отличии от внешних со-бытий, обладают свойством приходить значительно чаще и повторяться. Стрессы на внешние со-бытия обычно исчезают, как только это со-бытие прекращается. Это происходит либо в силу того, что это стрессогенное   внешнее бытие прекращается , либо от того, что человек изолируется от этого бытия.  То есть,   для ликвидации такого стресса достаточно  лишь изменить объективные условия , ликвидировав источник стресса или изолироваться него.  
От стрессов, которые вызываются внутрипсихическим  бытием,  изолироваться, порой, бывает сложнее,  несмотря на их субъективность. Эта субъективность , порой, настолько повторяется в психике, что становится объективным процессом и фактом восприятия, значительно превосходящему по силе факты, происходящие вне души. Таким образом, повторение или репликация субъективных процессов делает из них нечто объективное, превращающиеся в факты  реального страдания  души и тела. Репликация психических  и субъективных содержаний  становится механизмом  превращения их в некие внешние объекты и некую внешнюю реальность и мир, которая существует сама по себе и не подчиняется человеку.  Если человеку удается  изыскать волевые усилия и прекратить эти процессы, то эти процессы не претендуют на то, чтобы их называть внешним миром и реальностью.
Когда человек видит стрессогенное сновидение, то он уверен, что это настоящая , а не виртуальная реальность и ощущает стресс, порой, даже больше, чем в реальности. Порой, в процессе такого стрессогенного   сновидения отсутствует опора на нечто, связанное с бессознательными защитными иллюзиями и приемами , которые возникают наяву. В результате  в процессе такого сновидения возникает феномен ужаса как абсолютной безысходности.  Возникает некая иллюзия присутствия реальности и якобы включенного сознания , которое , в действительности, находится в условиях бессознательного, ограничивающего включение бессознательных механизмов защиты.
Во время страданий, возникающих при репликации и повторении стрессогенных  образов, по-видимому, также возникает иллюзия реальности настолько, что мы воспринимаем эти иллюзии  как реальность, вызывающие по силе страдания, не уступающие страданиям от реальных фактов и событий жизни.
Доцент института психологии и образования КФУ Рамиль Гарифуллин