Pokemon Go - только цветочки. ( моё интервью "МК")

Pokemon Go - только цветочки. ( моё интервью "МК")


Покемоны, «карманные монстры» из японских мультиков 90-х, обосновавшись в России, стремительно обживают и столицу Татарстана, вовлекая все больше людей в игру Pokemon Go. Охотятся за виртуальными существами не столько дети, сколько ностальгирующее поколение 90-х. И все это под неодобрительные комментарии чиновников, депутатов, священнослужителей и просто поборников «традиционных ценностей», считающих покемонов чуждым веянием, которому не место на наших просторах.
Стоит ли бить в набат с криками «Покемон, гоу хоум!»?
По мнению известного психолога и психотерапевта, кандидата психологических наук Рамиля Гарифуллина, здесь не все однозначно, и феномен Pokemon Go требует философского осмысления. Об этом он рассказал в интервью «МК-Поволжье».


— Мы живем в эпоху игры. Весь мир играет в кость, как говорят постмодернисты. Кто-то на финансовом рынке, кто-то на политической арене, других сферах. Все играют и делают ставки. Есть очень примитивная сфера — традиционные игры. Они всегда были. Другое дело, что сегодня технологии позволяют эти игры основательно и качественно изменять с использованием программирования и различных других средств. Сам же феномен игры, в сущности, не изменился.
Если говорить непосредственно о Pokemon Go, то его необходимо сравнивать с классическими играми в Интернете. Были стрелялки, всевозможные поиски, онлайн-игры. Pokemon Go — это нечто качественно иное. Там есть элемент преодоления, задействована эмоционально-волевая сфера игрока, так как ему приходится перемещаться в пространстве. То есть она отличается от игр, играя в которые люди пассивно сидят дома, не выходя даже на кухню, и деградируют, развивая в себе игроманию и неспособность быть в реальном мире. Из-за этих игр школьники, студенты, по сути, даже перестали учиться, резко упала успеваемость. Так вот, Pokemon Go — это некая компенсация за тот вред, который нанесен эмоционально-волевой сфере подрастающего поколения этими играми. Здесь есть возможность преодоления, есть элементы спорта, движение в пространстве, хоть немного, но есть. Таким образом, это можно рассматривать как некое извинение разработчиков тех программ, «благодаря» которым деградировала эмоционально-волевая сфера нашей молодежи.
— А почему люди вообще играют?
— Как я уже сказал, эпоха такая. Сейчас утрачиваются институты труда, научной активности. Фабрики-заводы закрыты, общество переходит в ту фазу, когда не требуется большое количество так называемых трудящихся. Качественным образом изменились профессии. Посмотрите — люди сидят за компьютером.



Внутренний мир человека должен быть наполнен какими-то ценностями. Раньше они приобретались в процессе преодоления, труда, творческой, интеллектуальной деятельности. Сейчас дефицит всего этого. Вот этот вакуум и заполняется играми. Но это опасная вещь — привязка к жизни через игру. Она угнетает эмоционально-волевую сферу настолько, что появляется депрессия, пустота. Человек, выходя в реальную жизнь, может получить по башке и от этого умереть, потому что не может выдержать напряжения, так как у него «кнопочное» сознание, он привык «кнопочным» способом получать нечто без всяких волевых усилий. Это беда.
Я даже обрадовался, когда узнал о Pokemon Go. При таком промежуточном формате игр, возможно, будет сохранена подпитка эмоционально-волевой сферы игрока. Это важно, ведь человека сохраняет его воля, сознание, цель. Если получится воткнуть эту промежуточную систему между классической игрой, которая была ранее, и трудом, то мы сохраним людей. А это вопрос национальной безопасности, если хотите, вопрос сохранения генофонда.
— То есть Pokemon Go — это всерьез и надолго?
— Это маленькая часть того гигантского проекта, который сейчас будет запускаться с точки зрения взаимодействия человека с миром, через определенные игры. Это далеко идущий бизнес-проект, социальный мировой проект. Причем Pokemon Go — это только цветочки. Эта, казалось бы, безобидная игра может стать основанием для развития человечества, потому что постепенно мы перейдем к моделированию мира настолько, что будем влиять на него просто через программы. Таким образом, мы обратно будем возвращаться в этот мир. Сначала мы оторвались от него через Интернет, виртуальные игры, а теперь хоть как-то обратно возвращаемся в него через оболочку запрограммированной реальности. Не важно, что игроки в Pokemon Go ищут неких химер, разбросанных по всему миру. Важно, что они ищут в принципе, преодолевают, устают. И важно, что в процессе этой игры усиливается коммуникация.
Немецкий философ Хабермас говорил, что в основании развития общества лежит коммуникация. Общение — это капитал, поэтому эти игры становятся основанием для формирования капитала — коммуникации, общения, взаимодействия. Социальный аутизм, который развивался ранее «благодаря» Интернету, уходу в компьютер, он будет излечиваться.
— А как же разговоры об опасности игры Pokemon Go, требования запретить ее в России чуть ли не на законодательном уровне?
— Все это носит узкий характер. Думаю, здесь возможны издержки. Все-таки эта игра предполагает перемещение человека в пространстве, у игрока появляются установки заходить в какие-то зоны, на разные территории, высока вероятность нарушения законов и т. д. Это очевидно. Поэтому запрет — это больше профилактическая мера, чтобы от этой игры не было каких-то издержек, проблем от неадекватных и очень увлеченных людей.
Другая проблема — идеология. У нас ее нет. Пытались религию каким-то образом сделать идеологией, а по сути, ею в России спонтанно стала игра — кредитомания, например. Вот тут-то и возникает проблема. Нам навязывается чужеродная западная игра, которая может захватить умы людей. Управлять российским социумом в условиях, когда идеология со стороны руководства не идет, а ее заменяют игры, причем не наши, становится все сложнее. Власти это понимают. Чем они нас сейчас пытаются увлечь — Сирия там, милитари. Но это все слабенько как-то. А вот то, что приходит нечто, что занимает мозги людей и отвлекает их от той идеологии, которую людям пытаются навязать сверху, — это проблема. Неудивительно, что в той же Госдуме по этому поводу переживают.
Амир Хамидуллин
Alt text

История Ричарда Столмана - от любви до ненависти. Раскрыты подробности уплаты выкупа вымогателям а киберграбители взялись за цифровое искусство. Смотрите 12 выпуск security-новостей на нашем Youtube канале.