Очередной игрок на рынке информационной безопасности критически важных объектов

Очередной игрок на рынке информационной безопасности критически важных объектов
Почти месяц назад я написал, что мне ответили  в Правительстве РФ по поводу ПП-861 об правил информирования субъектами топливно-энергетического комплекса об угрозах совершения или совершении актов незаконного вмешательства на объектах ТЭК. Меня интересовал вопрос о том, как выполнять ПП-861 в контексте инцидентов ИБ. Сначала меня послали на три буквы - в ФСБ, а попутно в ФСТЭК и Департамент культуры Правительства. И вот вчера я получил долгожданный ответ от ФСБ... Долго думал. То ли я забыл поставить знак вопроса в своем первоначальном письме, то ли еще что-то, но ответ ФСБ меня заставил усомниться в способности регулятора вообще адекватно заниматься вопросами информационной безопасности критически важных объектов.

Итак, напоминаю. Я спросил у регулятора:

  • Считать ли каждое срабатывание антивируса на объектах ТЭК триггером, по которому надо уведомлять регуляторов?
  • Как автоматизировать процесс?
И вот какой ответ я получаю:


Вот как можно на ВОПРОС, ответить так, как мне ответили? Какие данные я привел в обращении, чтобы учесть их в оперативно-служебной деятельности? Мой домашний адрес? Хотя судя по подписи, я уже стал подозревать, что в уважаемом регуляторе работают люди с чувством юмора. А как еще может быть, если документ подписывает "начальника" :-) Хорошо что не "начяльника" :-)

Но больше всего меня "порадовал" источник ответа. Это был не 8-й Центр, и даже не ЦИБ, как я предполагал сначала. Это совершенно иное управление внутри ФСБ:


Я вполне допускаю, что именно это управление внутри структуры ФСБ отвечает за критически важные объекты в целом и объекты ТЭК в частности, но объекты ТЭК про это явно не в курсе. Вся эта закрытость (даже от тех, кому положено знать) напоминает классику советской комедии:



законодательство SCADA ФСБ кибербезопасность
Alt text