Чем мне запомнился 2012 год: часть вторая

Чем мне запомнился 2012 год: часть вторая
Что еще было знаменательного в году уходящем? Регуляторы и нормативная база. Они уже стали притчей воязыцех и врядли в году Змеи перестанут свою деятельность; они вошли во вкус. 3-го декабря я уже приводил статистику за 2012 год - за этот месяц ситуация почти не поменялась, исключая появление проектов документов РКН по обезличиванию, проекта приказа ФСТЭК по ПДн, и рекомендаций ЦБ по выполнению 9-й статьи ФЗ-161 и рекомендаций НП НПС по применению электронных средств платежа. Так что усредненная цифра в 4 нормативных акта в месяц соблюдена и в декабре.

В 2013-м году регулирование продолжится. Будут выпущены финальные варианты приказов ФСТЭК и ФСБ по персданным, выйдет приказ ФСТЭК по госорганам, Правительство весной планирует внести в Госдуму поправки в отложенный закон об электронной подписи, ЦБ продолжит регулирование защиты информации при осуществлении денежных переводов (как в части обновления 382-П и 2831-У, так и в части выпуска новых требований - "русского" PCI DSS, положения о защите информации при осуществлении переводов электронных денежных средств), выйдет новая версия СТО БР ИББС, ФСТЭК продолжит тему регулирования облаков и начнет заниматься виртуализацией, выйдет методика моделирования угроз и подробное описание состава и содержания защитных мер, перечисленных в проектах приказов по госорганам и персданным. Законопроект о росте штрафов за нарушение ФЗ-152 тоже наконец-то примут, как и проект приказа по методам обезличивания и проект приказаа со списком "адекватных" стран. И т.д. Работа регуляторам предстоит большая, а ведь еще у нас есть законодатели, которые тоже могут преподнести немало сюрпризов.

Еще одним событием уходящего года можно назвать попытку России всеми правдами и неправдами нусилить свое регулирование Интернет. Пока она выразилась только в принятии 139-го федерального закона о защите детей и внесении поправок в 149-й трехглавый закон. Но на мой взгляд это только первая ласточка. На 139-м законе обкатали процедуру и риторику и не исключаю, что в условиях роста политической и социальной нестабильности в России, власти захотят распространить положения 139-ФЗ на вопросы экстремизма с его расширительным толкованием. В осеннюю сессию так и не удалось принять закон о запрете анонимайзеров, но идея не умерла и возможно ее просто решили расширить и углубить, перенеся на весеннюю сессию депутатов.

Немного в стороне от публичных обсуждения находится тема международного регулирования Интернет и вопросов ИБ, в которой Россия пытается задавать тон, но ее мало кто слушает. Точнее есть страны (преимущественно с похожими властными режимами), которые поддерживают российские инициативы по невмешательству во внутренние Интернет-дела и получение приоритета национального регулирования Интернет над международным. Но есть и большое число противников такого подхода. Сейчас ведутся большие баталии на этот счет на уровне ООН, Европы, ITU/ICANN и т.д. Возможно в следующем году ситуация по данному вопросу станет более определенной и более публичной.
законодательство тенденции
Alt text

Мир на грани катастрофы и только те, кто подпишется на наш телеграм канал, смогут выжить в Киберапокалипсисе!