9 Января, 2014

Социальные лифты

InfoWatch
Лично я – против социальных лифтов. Я за то, чтобы все шли по лестнице. С более-менее одинаковой скоростью. Иначе выходит так: ты, умный и талантливый, топчешься на месте, а очередь не движется; всё оттого, что некоторые взлетают мимо тебя на пресловутых лифтах. Не говоря уже о том, что среди этих социальных лифтов наряду с добросовестными (образование, политика, высокорисковые инвестиции) есть также лифты недобросовестные (родство, сексуальные услуги, холуйство).
       

Кроме соцлифтов, идущих вверх, существуют и лифты вниз. Их я тоже не люблю. Самый яркий пример подобного рода – срочная служба в армии. Когда деревенский парень из 1950-х призывался в армию, это для него было огромное социальное продвижение: одежда, еда и снабжение становились значительно лучше, плюс паспорт, перспективы высшего образования и шанс вступить в партию – просто головокружительная карьера. А для городского парня из 1990-х та же армия – это гигантский провал вниз как по бытовым условиям, так и по возможностям карьеры; резкое снижение социального статуса. Неудивительно, что раньше шли служить с радостью, а теперь не очень. Вверх – все с удовольствием, в вниз – дураков нет.

У айтишников лифтов не бывает. Потому что отсутствует профессиональная должностная вертикаль. Знаю всего пару исключений, которые лишь подтверждают правило: те исключения вынуждены были сменить профессию, чтобы пойти наверх.

Проиллюстрируем народным творчеством.
«Ксендз говорит раввину:
— У вас не бывает никакого продвижения по службе. Вот вы раввин и умрёте раввином. А я могу со временем стать епископом.
— Допустим. Что дальше?
— А епископ может стать кардиналом!
— Допустим. Что дальше?
— Ну... кардинал может стать Папой.
— А дальше?
— Ну, знаете! Не может же человек стать Богом!
— Как сказать... Одному еврейскому мальчику это удалось.»
Теперь вы понимаете мотивацию Сноудена? Как ещё он мог бы достичь уровня мировой знаменитости?

Даже у простого пехотинца есть шанс стать маршалом. У рядового врача – министром здравоохранения; у адвоката – председателем Верховного суда; у лаборанта – академиком. А у талантливого айтишника – потолок.