1 Мая, 2013

Киберграффити

InfoWatch
Сейчас комментарии пользователей собираются лишь под статьями, постами, обнародованными фотографиями, роликами – то есть под объектами, специально созданными для сбора комментариев. Если кто-то пожелает прокомментировать иной объект, то вряд ли сможет ознакомить со своим мнением существенное количество причастных людей.

Технология дополненной реальности меняет ситуацию. Комментарии можно будет прикреплять к любым идентифицируемым объектам реального мира. К таким, которые для комментирования вовсе не предназначены. При этом ознакомиться с комментариями сможет любой, кто видит объект (сквозь гуглоочки, понятное дело).

Человечеству надо будет принять принципиальное решение : разрешать ли наносить любые комментарии на любые объекты за некоторыми исключениями или напротив – запретить это с некоторыми исключениями.

Аналогичная проблема проявилась с наступлением Web-2.0 и UGC. Оказалось, что возможности простого пользователя приблизились к возможностям журналиста или даже целого СМИ. При этом ни права, ни обязанности журналиста на него не распространяются, а госрегулирование СМИ (которое настраивалось десятилетиями) идёт мимо. Пришлось выкручиваться. Многие вопросы до сих пор не устоялись, например, распределение ответственности  между пользователем, редактором сайта и провайдерами.

Практика нанесения виртуальных надписей на объекты реального мира, скорее всего, сначала станет популярной – и лишь потом разные государства возьмутся её регулировать. Вот, к примеру, Австрия очень удачно успела  запретить автомобильные видеорегистраторы, пока они ещё не стали популярными. В России же – уже поздно думать, несут они более вреда или пользы, разрешать их или запрещать: они уже повсюду.

Если дополненная реальность вырастет достаточно быстро, она сможет потом торговаться с законом, что-то доказывать, отстаивать свои права и искать компромисс. Если же юристы поймают её маленькой, они с ней сделают что захотят.