Интервью Рика Фольквинга

image

Теги: Пиратская партия, копирайт, P2P, файлообмен

В этом специальном интервью Рик Фолквинг, основатель и руководитель Шведской Пиратской партии, представляет свое мнение о горячей политической дискуссии в Швеции вокруг вопроса о копировании информации.

В этом специальном интервью Рик Фолквинг, основатель и руководитель Шведской Пиратской партии, представляет свое мнение о горячей политической дискуссии в Швеции вокруг вопроса о копировании информации, оценивает политические и технологические перспективы P2P, и высказывается об опасности тотального наблюдения за гражданами в обществе Большого Брата.

Дебаты о свободном файлообмене.

Вопрос: В последние несколько месяцев дискуссии о копирайте в Швеции, похоже, стали жарче, чем когда-либо раньше, и особенно в связи с появлением реформистской группы в парламентской Moderate Party ситуация выглядят как начало выхода на финальное сражение перед легализацией свободного файлообмена (filesharing). Как Вы на это смотрите? Возможно ли, что правительство Рейнфельдта смогло бы на самом деле в конечном итоге пойти на реформы и декриминализовать filesharing, или слишком оптимистично ожидать, что это произойдет до выборов в 2010?

Рик Фольквинг: Ганди как-то сказал, то, что стало знаменитой цитатой:

"Сначала они игнорируют вас, потом они смеются над вами, потом они с вам бороться, потом вы выигрываете".

Я интерпретирую нынешнюю ситуацию как определенный сдвиг. То, что депутаты крупнейшей по величине правящей партии подняли на щит и стали бороться за наши идеи, является огромным шагом вперед. Наши идеи, не были на обочине, мы были просто немного впереди времени.

Что примечательно в этом, так это тот момент, когда враг - силы, которые хотят блокировать культуру и знания ценой тотального надзора - осознали, что они находятся под серьезной атакой, и укрепили каждую линию обороны, что они смогли создать. Впервые мы увидели все, что они могли бы ввести в бой.

И это ... ничто. Все, что они могут сказать, это "вор, у нас есть права, мы хотим оставить наши права навсегда, ничто не должно изменятся, мы хотим больше денег, вор, разбойник, вор". И толкнули перед собой несколько бедных артистов доставить публике этот мессидж. В то время как мы говорим о таких вещах как ограниченность против изобилия, монополия, характер собственности, 500-летняя историческая перспектива в области культуры и знаний, стимулирующие структуры, экономическая теория, задержка развития технологий и т.д. Различие в интеллектуальном уровне между сторонами вызывает изумление.

Итак, теперь мы знаем то, что враг имеет, и что он не имеет абсолютно ничего с точки зрения интеллектуального капитала как ресурса сражения. Они, однако, имеют самые близкие связи (bedside connections) с нынешним истеблишментом. Это серьезная угроза для нас на данном этапе.

Я, однако, не вижу, что ведущие политические партии идут к пониманию в необходимой степени. Некоторые партии выступают за легализацию скачивания файлов, при этом НЕ декриминализуя загрузку файлов, что является явным признаком того, что они ни в малейшей степени не понимают нынешние структурные изменения в обществе, но просто догадываются что что-то нужно делать. Конечно, это само по себе хорошо, но не достаточно.

Собственная партия Карла Зигфрида, Moderates, это технофобные луддиты на грани каменного века, это установлено у них в качестве официальной линии. Даже если депутаты от этой партии были первыми, кто подняли этот вопрос всерьез, то я не верю. что их партийная линия изменится до следующих выборов.

Чего Карл Зигфрид и его друзья добились, тем не менее, это убеждение, что тема будет одним из важнейших вопросов, на парламентских выборах 2010 года, и, возможно, даже на европейских выборах в 2009 году. Это именно то, что мы хотим. Мы хотим, как можно полнее отражать этот вопрос, обсуждать его, попытаться понять, что происходит, и понять, что это - более важное, чем частности, скажем, детские пособия по уходу. Чем активнее это делать, тем дальше мы продвинемся к победе.

И чем дальше мы продвинемся к победе - как с точки зрения идеи, так и с точки зрения поддержки Пиратской партии - тем большее давление будет оказано на политиков истеблишмента.

Вопрос: В выступлении во время Вашего тура по США летом прошлого года Вы выступили с идеей глобальной IPR революции, стартующей в Швеции, а затем распространяющейся на другие европейские страны, и затем на весь мир. Как представлеятся сейчас, дела обстоят далеко от движения по этому плану. Как Вам видится ситуация в мире? Какие страны и силы, по вашему мнению, могут выступить в качестве главных угроз тому позитивному развитию, которое Вы провидете? Есть ли какие либо позитивные события за пределами Швеции, которые Вы хотели бы отметить?

Рик Фольквинг: Что политики на всех уровнях не понимают, так это то, что враг работает на международном уровне. Если они одерживают победу в одной стране, их силы в любой другой стране указывают на этот факт в качестве позитивного примера и скулят о том, что они не обладают теми же преимуществами, в той стране, где они живут.

Например, Франция недавно предложила законопроект, согласно которому будет отрезан доступ в Интернет для обменивающихся файлами людей. Это только один пример драконовских, оруэловских мер, лоббируемых IFPI и MPA. Европейской комиссии, часто осуждаемой противником, не было предоставлено время и возможность подумать о ситуации в целом, - и так же проталкивались более жесткие меры с общеевропейской DRM, как последней отчаянной глупости.

Швеция была немного впереди своих соседей в плане высокоскоростной широкополосной связи. У меня было 10/10 Мбит в 1998 году, и 100/100 сегодня. Когда вы даете технологию людям, они обнаруживают, для чего она может быть использована. Впереди или нет Швеция в области технологии - это может обсуждатся, но, честно говоря, я рассматириваю Швецию как лидера в движении свободного файлообмена. Когда я выступаю перед журналистами заграницей, мне всегда задают вопрос "каким образом артисты получат вознаграждение, если ваши предложения воплотятся?". И почти никогда уже мне не задают этот вопрос в Швеции.

Итак, на мой взгляд, позитивные изменения происходят в Швеции и распространяются дальше. Есть ряд существенных интеллектуальных сил в Силиконовой долине, правильно видящих ситуацию, но они не в состоянии оказывать давление на политиков США из за устройства политической системы этой страны, как это можем делать мы.

Я также очень активно пользуюсь возможностью, чтобы просить людей помочь нам в финансовом отношении. У нас есть программа, по которой вы можете пожертвовать небольшую сумму каждый месяц с помощью системы PayPal. Каждый пенни стабильного дохода помогает нам распространять идеи, просвещать больше политиков, и воздейстовать на истеблишмент. Смотрите нашу web-страницу пожертвований. Помните, что все это нам приходится делать в наше свободное время.

Приватность, целостность и технологии P2P

Вопрос: В последнее время вы стали чаще обращать внимание на вопросы частной жизни и личной неприкосновенности. В дискуссии о свободном файлообмене кажется, что вопрос личной неприкосновенности уже сам по себе является достаточно сильным аргументом для оправдания легализации файлообмена. Если мы предположим, что основной анонимайзер p2p исчезнет через несколько лет, то ничего кроме тоталитарного государственного контроля и надзора за домашними компьютерами не сможет обеспечить соблюдение копирайта в Интернете. Вы разделяете эту точку зрения?

Рик Фольквинг: Да. Люди, у которых были основания полагать, что обмен файлами может быть остановлен с минимальным вторжением в область прав личности курят хорошую траву.

Ранее в ходе дебатов, мы вообще откинули экономические аргументы, и сосредоточились исключительно на гражданских свободах и праве на неприкосновенность частной жизни. Это оказалась выигрышной стратегией, и мой основной доклад "Режим копирайта против гражданских свобод" заслужил похвалу, как инновационный.

Экономические аргументы сильны, но рождают споры. Есть также столько докладов по копирайту, сколько есть интересов в этой сфере, и каждый приходит к новому выводу. Если вы только кричите и кидаете доклады через волейбольную сетку другой команде, то встает вопрос о достоверности докладов. Когда вы переходите к бесспорной теме гражданских свобод, вы ставите на твердую почву всю дискуссию.

Во всяком случае, анонимному кодированому P2P всего лишь несколько лет (и кодированый BitTorrent уже становится широкораспространенным). Более интересен интенсивный рост памяти сотовых телефонов. Когда P2P дебютировал вместе с сетью Напстер в 2000 году, жесткий диск в среднем был такого же размера памяти, как мой мобильный телефон сегодня. Используя уже имеющиеся технологии, BlueTooth 2, я могу поделиться содержанием моего мобильного телефона анонимно - скажем, в кафе или типа того. Мобильные телефоны будут ускоренно развиватся, станут более и более вместимыми, смогут пропускать больше и больше данных, и станут также открытыми для заказных приложений. Я ставлю на то, что P2P приложения, работающие на Bluetooth не далеко от iPhone, например. Представьте анонимный обмен данными, который будет происходить в поезде метро! Возможности для этого весьма и весьма обнадеживающи.

Файлообмен найдет новые пути - любые меры, предпринятые, чтобы остановить его, будут неэффективными.

Иными словами, вы не можете прекратить обмен файлами не отменив вообще цифровой связи и/или установив тотальной контроль за нею. Интернет был создан, как крупнейшая в мире копировальная машина, как это весьма лаконично сказали создатели фильма "Steal This Film II". Совместное использование файлов происходит просто потому, что оно возможно, ибо обмен знаниями и культурой был всегда, хотя и с помощью различных средств медиа.

Что действительно внушает мне опасения, это то, как политические деятели жужжат в такт с каждым требованием индустрии копирайта. Лобби индустрии просто выполняет свою работу, требуя в основном улучшения условий для отрасли промышленности, за счет других слоев общества. Политики плачевно потерпели неудачу, не смогли понять общую картину их требований.

Общество Большого Брата

Вопрос: Помимо файлообмена, как представляется, во всем мире есть сильное политическое давление к тому, чтобы форсировать развитие инфраструктуры наблюдения за гражданами, продвигаемое вперед вместе с антитеррористической аргументацией. Шведский парламент, как представляется, не является исключением в этом плане. Как Вы думаете, почему политики в Европе воспринимают это опасное развитие так легко, несмотря на недавний исторический опыт, например Восточной Германии (Штази) и т.д.? Что побуждает их закрывать глаза на риск государства Большого Брата? Страдает ли Европа по-прежнему от истерии терроризма, или же здесь есть что-то еще? Например, в Швеции, Piratpartiet по-видимому, единственная политическая сила, обеспокоенная поспешным созданием Оруэловского общества. Что может быть сделано в плане противодействия этой тенденции?

Рик Фольквинг: Это верно, и серьезно беспокоит меня. Не только политики проводят эту линию. они в заблуждении и спаяны в этом интересе с крупными корпорациями.

Теперь, вспомните одно из определений фашизма: фашизм - объединение корпоративных и государственных интересов, как правило, сопряженное с резким ограничением гражданских свобод.

Мы точно знаем, куда ведет эта дорога, ибо мы видели тех, кто шел по ней перед нами. И хотя каждый шаг может показаться убедительными, мы знаем, что является конечной точкой.

Каждый шаг, как правило, оправдывается "эффективностью правоохранительных органов". Это уловка - ибо кто будет выступать против законопроекта, и требовать НЕЭФФЕКТИВНЫХ правоохранительных органов? В действительности, это переход власти от граждан и урезание гражданских свобод в пользу правоохранительных органов. Было много правительств, ушедших в историю и нынешних, где эффективности правоохранителей был дан приоритет: Восточная Германия, Советский Союз, Куба, Северная Корея, Чили при Пиночете и т.д. Вопрос, который необходимо задать, какой ценой покупается эффективность правоохранительных органов?

Когда железный занавес упал, все на Западе радовались, что Востоке будет такая же свобода, как на Западе. Невозможно было предположить, что все будет наоборот.

Что в наших силах, так это говорить друг с другом о том, что происходит. Шведская администрация преднамеренно ввела в заблуждение и секретничала обо всех новых оруэловских мерах. Там предложен даже закон, дающий право полиции следить за пользователями домашних компьютеров, посредством их собственных веб-камер.

В шестидесятые годы было много фильмов о будущем Большом Брате, когда государство установило камеры в каждом доме. Теперь мы почти у цели. Единственная разница заключается в том, что мы сами покупаем себе камеры.

Предложение о массовом наблюдении за телефонными переговорами по всем коммуникациям, пересекающим границу страны, было введено в 2005 году. Затем от него отказались, поскольку оно получило негативную реакцию общества. Оно была восстановлено в новой администрации, и сейчас в ожидании нового голосования этим летом.

В итоге, тайна, страх и обман являются друзьями администрации в продвижении к государству Большого Брата. То, что мы можем сделать, это противодействовать - что просто, но и трудно - обсуждать эту тему. Быть бдительным в отношении новых законов, новых предложений, и рассказывать о них нашим друзей, нашим коллегам, и на форумах. Сорвать вуаль тайны. В конце концов, политики хотят быть переизбраны.

И нет средства лучше для того, чтобы получить их внимание, чем угроза базису их власти, как я обнаружил, когда основал Пиратскую партию.

Telegram Подписывайтесь на канал "SecurityLab" в Telegram, чтобы первыми узнавать о новостях и эксклюзивных материалах по информационной безопасности.

comments powered by Disqus