Закон «Об Интернете» России все еще не грозит

image

Теги: закон, Интернет

29 января 2008 года на заседании Комиссии Совета Федерации по информационной политике был представлен проект модельного закона «Об Интернете», разработанный «по согласованию» с Комиссией и с Межпарламентской ассамблеей государств-участников СНГ двумя общественными организациями - Центром Интернет-технологий (РОЦИТ) и Российской ассоциацией электронных коммуникаций (РАЭК).

29 января 2008 года на заседании Комиссии Совета Федерации по информационной политике был представлен проект модельного закона «Об Интернете», разработанный «по согласованию» с Комиссией и с Межпарламентской ассамблеей государств-участников СНГ двумя общественными организациями - Центром Интернет-технологий (РОЦИТ) и Российской ассоциацией электронных коммуникаций (РАЭК).

Слухи о подготовке законопроекта, регулирующего отношения в Интернете, появляются с завидным постоянством, причем каждый раз в них фигурирует законопроект именно с таким невозможным для закона названием - «Об Интернете». В 2004 году мы даже успокаивали общественность, взбудораженную очередными слухами про ковку «железного занавеса» для Рунета. Опрошенные нами представители «ответственных» за его подготовку ведомств единодушно опровергли этот нелепый слух.

В этот раз в действительности подготовки пресловутого «закона «Об Интернете» сомневаться не приходилось, так как соответствующая информация была размещена на официальном сайте Совета Федерации. Однако, угрозы «интернет-вольностям» наконец-то появившийся законопроект совершенно не представляет.

В справке к законопроекту его авторы справедливо отмечают, что «модельный закон - законодательный акт рекомендательного характера, содержащий нормативные рекомендации, а также варианты возможных правовых решений тех или иных вопросов определенной сферы общественных отношений». Проще говоря, это даже не закон, а его образец, шаблон для написания настоящих законов.

Но даже в качестве шаблона закона представленный на заседании Комиссии Совета Федерации по информационной политике текст малопригоден. Основных причин тому три: отсутствие четко определенной сферы регулирования; фрагментарные, не подчиняющиеся единой политике попытки урегулировать комплексные правоотношения, возникающие при использовании Интернета; использование юридически несостоятельных положений и формулировок.

Например ключевой термин законопроекта - Интернет - определяется, как «глобальная информационно-телекоммуникационная сеть, связывающая информационные системы и сети электросвязи различных стран посредством глобального адресного пространства, основанном на использовании Интернет-протокола (Internet protocol, IP) и протокола передачи данных (Transmission Control Protocol, TCP)».

Таким образом, Рунет, как и любой другой национальный сегмент сети Интернет, уже не является субъектом регулирования, так как не связывает «информационные системы и сети электросвязи различных стран». Скорее под это определение подходит система корневых DNS-серверов и трансконтинентальные линии связи, операторы и владельцы которых будут весьма удивлены попыткой «урегулировать» их деятельность российским модельным законом.

Согласно законопроекту, «Органы государственной власти, органы местного самоуправления обязаны принимать меры, обеспечивающие беспрепятственный доступ к Интернету пользователям и использование информации, содержащейся в Интернете, в целях образования, науки и культуры». При этом не уточняется, как именно чиновникам следует обеспечивать целевое использование размещенной в Интернете информации, и если уж на то пошло, то не следует ли для начала обязать их размещать в Интернете соответствующую информацию, производимую государством?

В законопроекте также содержится весьма разумное положение, согласно которому «Нормативные правовые акты, направленные на регулирование правоотношений, связанных с использованием Интернета, подлежат обязательному предварительному обсуждению саморегулируемыми организациями пользователей и операторов услуг Интернета, и должны учитывать мнение указанных организаций, высказанные по результатам такого обсуждения».

Однако российская система законодательной власти не предусматривает обязательной процедуры общественного или экспертного обсуждения готовящихся законопроектов. Поэтому, сколь ни приятна уху и глазу рунетчика процитированная норма, она окажется не более, чем благопожеланием, не обязывающим законотворцев абсолютно ни к чему.

По сути весь «проект модельного закона» и является сборником общих мест различных международных деклараций, российских законов и авторских благопожеланий. Общий посыл этого текста - либеральный и благожелательный по отношению к интернет-вольностям, однако совершенно беспомощный с юридической точки зрения, единственно возможной для оценки произведения в жанре «законопроект».

Для рассматриваемого текста куда больше подходит другой жанр - жанр декларации, принимаемой участниками рынка или объединениями потребителей, в данном случае - интернет-компаниями или интернет-общественностью. Такой декларацией после серьезной доработки и может стать представленный Комиссии Совета Федерации по информационной политике проект модельного закона «Об Интернете», но никак не законом, пусть даже и модельным.


comments powered by Disqus