IDC: Число пиратских копий программ в России будет неуклонно снижаться

image

Чем дальше российский IT-рынок будет уходить от зачаточного состояния, тем меньший процент пиратского софта будет использоваться как корпоративными, так и частными пользователями.

Вторую годовщину своей деятельности на российском рынке международная ассоциация BSA (Business Software Alliance), в задачи которой входит защита интересов 27 международных и 24 европейских разработчиков программного обеспечения, отметила выпуском подробного отчета об уровне пиратства в России, который ассоциация заказала IDC — регулярных исследований IDC, в рамках которых аналитическая фирма традиционно собирает данные об уровне распространения пиратских программных продуктов, ассоциации стало недостаточно.

Свои стандартные исследования IDC проводит приблизительно в ста странах. Методика изучения при этом используется одна и та же. Для определения общего объема используемого в регионе ПО компания собирает данные обо всех проданных компьютерах и количестве установленных на них приложений. Для более детального определения частоты использования программ поставки ПК делятся по отраслям, сегментам рынка и т.д. Затем собираются сведения об объемах продаж лицензионных копий ПО (от вендоров) и вычисляется среднее число легально проданных лицензий. Количество реально используемых приложений (рассчитанное по алгоритмам IDC) делится на число проданных лицензий, и в итоге получается искомый «пиратский процент».

По последним данным IDC, этот показатель в России снизился с 87% до 83%. И чем дальше российский IT-рынок будет уходить от зачаточного состояния, тем меньший процент пиратского софта будет использоваться как корпоративными, так и частными пользователями. На начальном этапе формирования ИТ-инфраструктуры в любом регионе всегда закупается «железо». На «софт» у покупателей (как компаний, так и индивидуальных пользователей) денег просто не остается.

Однако убытки разработчиков программного обеспечения, как ни странно, увеличились почти наполовину с $1,1 млрд до $1, 625 млрд. По мнению IDC, ничего необычного в этом нет. Аналитик агентства Тимур Факуршин пояснил, что развитые IT-рынки отличаются более высокими потребностями в дорогих программных продуктах, что приводит к резкому увеличению финансовых рисков разработчиков. Ни для кого не секрет, что один из наиболее благополучных в плане пиратства североамериканский рынок, на котором пиратским оказывается лишь каждый пятый программный продукт (21% пиратских копий), приносит разработчикам убытков в десятки раз больше, чем «неблагополучный» российский.

Пиратство в разрезе
В рамках специсследования, выполненного по заказу BSA, IDC проанализировала уровень пиратства «по отраслям, регионам, типам ПО и по масштабам компаний». Ориентируясь на данные анкетирования, IDC пришла к заключению, что наиболее склонной к пиратскому софту является пищевая промышленность (80% нелицензионных продуктов). На втором месте дизайн и реклама (75,9%), за которыми следуют конструирование и производство (74,2%), строительство и архитектура (73,1%), и нефтегазовая отрасль (66,3%). Самыми стойкими сторонниками лицензионных продуктов, как и следовало ожидать, оказались финансовые организации — 59,6%.

В разрезе по видам ПО картина такова: пользователи игрушек покупают пиратские диски в 86,9% случаев, среди операционных систем пиратских 79,9%, а среди прочих приложений — 89,2%.

Чаще всего работают с нелицензионным ПО индивидуальные пользователи в Москве и на юге России. (В первом случае из-за доступности программ в локальных сетях и т.п., во втором, судя по всему, из-за недоступности лицензионного ПО.)

Помимо этого, в IDC выяснили, что чем крупнее компания, тем меньший процент пиратского софта установлен на компьютерах ее сотрудников.

Исходя из полученных данных, BSA может решать задачи снижения пиратства в России и пассивным способом, рассчитывая на постепенное насыщение местного ИТ-сектора и год от года объявляя своим членам о достигнутых (в процентах) успехах. Но к этому можно добавить и активный способ воздействия на пиратов, такой как сотрудничество ассоциации и ее членов с правоохранительными органами.

Их разыскивает милиция
О подобном сотрудничестве рассказала юридический консультант BSA в России, сотрудник «Балтийского юридического бюро» Иоланта Пранцкевичене. По ее словам за последний год ассоциации удалось наладить достаточно тесные отношения с «Отделом К», занимающимся расследованием преступлений в ИТ-секторе, а также ОБЭПами (отделами по борьбе с экономическими преступлениями) и прочими полезными организациями. В ближайшее время BSA готовится подписать меморандум с российскими коллегами из Некоммерческого партнерства поставщиков программных продуктов (НП ППП).

Однако, как сообщила заместитель директора НП ППП Анна Лавринова, в российской организации ознакомились с предложенным текстом меморандума и не горят особым желанием завизировать его: текст документа настолько обтекаем и содержит такое большое количество оговорок, что никакой практической пользы делу по борьбе с пиратством такое сотрудничество не принесет.

По ее словам, гораздо эффективнее заниматься конкретными делами, например, просвещением милиционеров или работой с создателями ПО. Без активного участия последних никакие антипиратские рейды правоохранительных органов не могут принести результатов. Дело в том, что несмотря на отсутствие формальной необходимости в подаче иска со стороны правообладателя (разработчика), без подписанного заявления никакому антипаратскому делу хода не дадут. А помимо подачи заявления от истца потребуются многочисленные визиты в различные судебные инстанции — неявка на заседания в антипиратских процессах вещь достаточно обычная, и при отсутствии активности хотя бы с одной стороны дела могут затягиваться практически до бесконечности.

В результате процент пиратского софта, например, среди представленных на рынке продуктов компании «1С», активно отстаивающей свою позицию, в том числе в судах, не превышает 30%. Подавляющее же большинство членов BSA, по данным НП ППП, не проявляют никакой активности, и в результате пиратские версии их продуктов можно найти где угодно.

Исключением является Microsoft. После того как американский разработчик сменил своего юридического представителя в России с «Лэйтам энд Уоткинс» на «Балтийское юридическое бюро», его антипиратская деятельность заметно активизировалась. Как отмечают коллеги из НП ППП, «балтийские» юристы не только подписывают заявления, но и доводят до конца многочисленные дела, для чего им приходится — как правило, неоднократно — присутствовать на судебных заседаниях.

ZDNet.ru


или введите имя

CAPTCHA