«Условно опасные» программы стали яблоком раздора для антивирусных компаний и разработчиков ПО

«Главная проблема заключается в том, что разработчик программы и антивирусная компания разделяют принципиально разные точки зрения в данном вопросе. Антивирусная компания, как ей и полагается, детектирует вирусы, разработчик, со своей стороны, не хочет терять своих денег и не желает, чтобы его программу удаляли», — комментирует г-жа Касперская.

cnews.ru

Так называемые «условно опасные» программы стали «яблоком раздора» для антивирусных компаний и разработчиков ПО. Последние недовольны, когда их продукция детектируется как riskware или вирус. В крайних случаях оппонентам приходится отстаивать свои интересы в суде. Однако, как показывает практика, ни одно из действующих законодательств пока не в состоянии разрешить этот нелегкий спор.

Условно (или потенциально) опасные программы (riskware) являются головной болью для антивирусных компаний, считает генеральный директор «Лаборатории Касперского» Наталья Касперская. Это программы, которые не классифицируются как вирусы, но могут, тем не менее, нанести ущерб пользователю. Сами по себе они не являются вредоносными и не содержат в себе деструктивный код. При этом в «Лаборатории Касперского» предлагают различать три категории подобных программ: Adware, Pornware и собственно Riskware.

Adware (рекламное ПО) объединяет программы показа рекламы на компьютерах пользователей. Нередко они входят в состав официально поставляемых продуктов, производители которого предоставляют условно бесплатные версии своего ПО. Такие программы, как известно, просматривают cookies и линки пользователя и в результате досаждают ему рекламой, контент которой, по их мнению, соответствует его вкусам и предпочтениям. В отдельных случаях Adware попадает на компьютер в результате несанкционированной установки ПО (заражение троянцем) или приходит по почте. Нередко антивирусные вендоры детектируют эти программы как шпионские.

Особую категорию составляет Pornware, попадающее на машину через Porno-dialers — программы, дающие доступ к платным порноресурсам с использованием коммутируемого соединения, либо путем загрузки порнографии с соответствующих интернет-сайтов.

По словам Натальи Касперской, львиная доля потенциально опасных программ приходится на третью категорию — riskware-программное обеспечение, которое при некоторых условиях может стать рискованным для пользователя (FTP, IRC, MIrc, proxy, утилиты удаленного администрирования). В ряде случаев подобные программы попадают в руки хакеров, что позволяет им эффективно ими пользоваться в своих целях и заниматься рассылкой троянов.

«Главная проблема заключается в том, что разработчик программы и антивирусная компания разделяют принципиально разные точки зрения в данном вопросе. Антивирусная компания, как ей и полагается, детектирует вирусы, разработчик, со своей стороны, не хочет терять своих денег и не желает, чтобы его программу удаляли», — комментирует г-жа Касперская.

В России противоборствующие стороны неоднократно сталкивались лбами, однако, как уверяет г-жа Касперская, до суда дело ни разу не доходило. В США, например, существует практика рассмотрения подобных дел в суде.

Так, в 2001 г. компания Gator (ныне Claria) обвинялась в ущемлении прав владельцев сайтов и рекламных агентств. Компания Gator распространяла приложение, позволяющее размещать особые рекламные баннеры и информационные вставки, которые отражаются поверх рекламы других компаний. По мнению истцов, Gator лишала таким образом доходов компании, пытающиеся легально продавать свою рекламу. Gator уверял, что пользователь сам волен решать, какую продукцию ему устанавливать (тем более, что в данном случае речь шла о легальном ПО), и судебное разбирательство завершилось полюбовно.

Можно привести еще один пример. В 2005 г. Symantec подал в суд на Hotbar.com. Антивирусная компания просила признать законным выявление и удаление программных файлов Hotbar, причастной, по мнению Symantec, к распространению шпионского ПО, и просила в судебном порядке подтвердить право пользователей удалять эти файлы со своих компьютеров как рекламное ПО. Иск также не был удовлетворен.

По данным г-жи Касперской, в США имело место 7 подобных разбирательств. Любопытно, что во всех случаях они не привели к каким-то ощутимым результатам. «Законодательные методы продемонстрировали свою неэффективность даже в такой стране, как США», — заявляет Наталья Касперская.

В настоящее время вопрос урегулирования таких конфликтов не решен, хотя представители антивирусных компаний высказывают определенные предложения на этот счет.

«Каждый разработчик должен предварительно договариваться с антивирусной компанией и пытаться найти с ней понимание. Нам периодически присылают версии программ, которые мы детектируем… Также можно ввести практику выдачи антивирусным вендором специального сертификата, который удостоверяет то, что программу можно считать безопасной», — поделилась соображениями г-жа Касперская.

Вместе с тем, реальных подвижек в этом вопросе пока не наблюдается, а грань между вредоносной программой, riskware и безопасной остается размытой. «Допустим, я не явлюсь вирусописателем, а просто коллекционирую вирусы на своем компьютере. Я поставил антивирус, и эта программа снесла мне всю мою коллекцию. Является ли эта программа вредоносной или riskware?» — с иронией вопрошает Евгений Касперский, руководитель антивирусных исследований «Лаборатории Касперского»


или введите имя

CAPTCHA