Почему Петр Первый отправился учиться к голландцам?

Теги: Голланди

Почему Петр Первый отправился учиться к голландцам? Для нас Нидерланды, Португалия, Дания - малые страны. Но в ХVII веке Нидерланды были крупнейшей колониальной державой. Они почти безраздельно хозяйничали на берегах Южной и Юго-Восточной Азии. Индийский океан был их "внутренним морем". А славу и богатство им принесла одна торговая компания. Всего одна.

Почему Петр Первый отправился учиться к голландцам? Для нас Нидерланды, Португалия, Дания - малые страны. Но в ХVII веке Нидерланды были крупнейшей колониальной державой. Они почти безраздельно хозяйничали на берегах Южной и Юго-Восточной Азии. Индийский океан был их "внутренним морем". А славу и богатство им принесла одна торговая компания. Всего одна.

Начиналось все в 1594 году, когда была основана Compagnie van Verre, Компания дальней торговли. Тогда девять амстердамских купцов, собрав 290 тысяч гульденов, снарядили четыре корабля, наняли 250 человек - и годом позже двинулись в море. Ветер гнал парусники в Индию, где тогда хозяйничали португальцы. Все крупнейшие порты Востока были в их руках. Однако в последние годы английские каперы все чаще перехватывали португальские суда в Южной Атлантике и грабили их. Ввоз перца в Лиссабон резко упал, а спрос на него по-прежнему был высок. Вот и решили голландские купцы торговать с восточными странами без посредников.

Первое плавание сочтено было успешным, и в ту же пору стали учреждаться новые компании для торговли с Индией. Однако их конкуренция едва не погубила торговлю Нидерландов. Тогда, чтобы не терять прибыль, видный политик, советник провинции Голландия Йоан ван Олденбарневелт предложил купцам объединиться.

Переговоры шли долго и трудно, но наконец договоренность была достигнута. Весной 1602 года Ост-Индская компания (так она была названа) получила от Генеральных штатов - верховного органа Нидерландов - монопольное право торговать на всей территории от мыса Доброй Надежды на юге Африки до Магелланова пролива на юге Америки. Так, власти нескольких провинций на севере Европы решили судьбу двух океанов.

По своим полномочиям Ост-Индская компания напоминала государство в государстве. Генеральные штаты Соединенных провинций - так тогда назывались Нидерланды - не только позволили ее руководству единолично торговать в Индийском и Тихом океанах, но и разрешили - от имени правительства - заключать договоры с заморскими странами, строить на их территории крепости, содержать войска, вести военные действия и даже чеканить монету. В свою очередь, руководители компании были обязаны регулярно отчитываться перед Генеральными штатами, представлять им на одобрение договоры, заключенные с местными князьками, а также сообщать, какие инструкции выданы губернаторам, оставленным в факториях.

Всеми коммерческими делами компании управляло общее собрание депутатов от ее палат - совет директоров. Из их числа выбирали руководящую коллегию - "Семнадцать господ".

Капитал компании складывался из "акций" - паев. Инвесторы, или пайщики не могли забрать вложенный капитал, но имели право продать свой пай на бирже или приобрести себе новые акции. Подобная политика помогала сохранить уставной капитал компании. Таким образом, она стала прообразом современных акционерных обществ.

Более половины уставного капитала - его сумма составляла 6,5 миллионов гульденов и никогда более не увеличивалась, - было внесено купцами из Амстердама. Поэтому из семнадцати мест в коллегии они получили восемь. Еще четыре места досталось купцам из Зеландии, в то время как остальные палаты получили всего по одному месту. Семнадцатое место поочередно доставалось купцам из Зеландии, Делфта, Роттердама, Горна и Энкхейзена.

Именно амстердамские директора требовали строжайшей монополии в торговле, борясь со своими главными противниками - англичанами. Среди директоров лишь поначалу преобладали купцы. Позднее всеми делами стали заправлять власти крупнейших нидерландских городов. Итак, эта была компания своего рода механизмом для извлечения прибыли.

Как же получилось, что клочок земли на окраине Европы, еще находившийся в состоянии войны с Испанией (перемирие было заключено только в 1609 году), захватил в свои руки всю торговлю с Азией?

Купцы Голландии и Зеландии, важнейших из Соединенных провинций, давно отличались предприимчивостью. В ХV - ХVI веках они потеснили знаменитую купеческую "республику" - Ганзу и захватили торговлю с Балтийским морем, вывозя оттуда хлеб и лес. Огромные флотилии судов отправлялись на промысел сельди, и город Амстердам, так часто поминаемый нами, по местному присловью, "вырос на селедочных костях". К концу ХV века в Амстердаме расположился крупнейший хлебный рынок Европы.

Флот Нидерландов стал крупнейшим в Европе, а судостроение - самой важной отраслью хозяйства. В 1597 году более четырехсот голландских кораблей миновало Гибралтар. Внешняя торговля Франции и западных княжеств Германии велась в основном с помощью голландских купцов. Пытаясь найти северный путь в Индию, именно голландцы достигли берегов Белого моря и начали торговать с Московией. Не заходя в Амстердам, они вывозили русские меха, воск, лес прямо в Италию. Итак, в Нидерландах не было недостатка в деятельных купцах и опытных моряках, готовых отправиться за тридевять земель в поисках добычи.

Некоторые историки называют перемены, происходившие в мировой экономике на рубеже ХVII века, "торговой революцией". Число торговых судов - нидерландских и английских, - курсировавших между Северной Европой и Азией, стремительно росло, в то время как караванные пути, соединявшие побережье Красного моря со странами Персидского залива, пустели.

С появлением Ост-Индской компании цены на азиатские товары стали усточивыми, а выбор товаров расширился. Изменились и торговые пути. Лишь одно оставалось неизменным. Нидерландцы и англичане, чуть ранее создавшие свою Ост-Индскую компанию (1600), подобно их предшественникам - португальцам, платили за товары золотом и серебром, ведь европейские товары почти не пользовались в Азии спросом.

Объем торговли с заморскими странами нарастал, и все больше серебра (в основном добытого в Америке) направлялось в казну князьков и царей Востока. По оценке статистиков, в 1610-х годах нидерландцы ежегодно вывозили в Азию драгоценные металлы на сумму 0,97 миллиона гульденов, а в 1720-х - на сумму 6,6 миллионов гульденов (!).

Изыскания статистиков показывают, насколько велико было превосходство Нидерландов в азиатской торговле Европы в ХVII - ХVIII веках. Так, в ХVII веке Ост-Индская компания снарядила 1700 кораблей, а в ХVIII веке - почти 3000 кораблей. Их главные конкуренты - английская и французская Ост-Индские компании - снарядили в ХVIII веке соответственно 1865 и 1300 кораблей.

На чем основывались успехи нидерландцев? Вот их "три источника и три составные части": монополия на пряности, торговля с Японией сеть факторий по всей Юго-Восточной Азии.

Обычно компания заключала договоры с местными князьками, правившими Явой, Калимантаном, Суматрой и другими островами и побережьями. К 1670 году она обеспечила полную монополию на самые ценные экзотические специи: мускатный цвет (мацис), мускатный орех и гвоздику, вывозимые с островов Индонезии, а также корицу с Цейлона.

Нидерландский чиновник Эдуард Деккер, скрывшийся под псевдонимом Мультатули, писал позднее: "Не требовалось особо сложной политики, чтобы добиться желаемого от туземцев. Они слушаются своих главарей; достаточно было поэтому привлечь на свою сторону последних, обещав им долю прибыли, и дело было сделано".

Управляя подвластными им землями, слуги компании не церемонились. Под страхом смерти были запрещены вывоз и продажа семян и черенков пряных деревьев. Чтобы удержать монополию и не допустить падения цен, они вырубали целые леса мускатника, а избыток пряностей сжигали. Не щадили и людей. В 1621-1622 годах нидерландцы захватили острова в море Банда на востоке Индонезии и истребили большую часть местных жителей, а остальных обратили в рабство за то, что они продавали пряности другим "белым людям", не догадываясь, что торговать могут только с компанией. Опустевшие земли заселили людьми, привезенными с других островов.

В 1623 году солдаты компании заняли английскую факторию на острове Амбон (Молуккский архипелаг), а служащих казнили. Среди них было десять англичан, десять японских наемников и португалец - надсмотрщик за рабами. Так удерживалась монополия. "История голландского колониального хозяйства... развертывает бесподобную картину предательств, подкупов, убийств и подлостей" - тут с немецким экономистом К. Марксом нельзя не согласиться.

В 1638-1641 годах голландцы заняли португальские крепости на Цейлоне, а также Малакку - их важнейшую крепость в Малайзии. В 1656-1663 годах захватили Коломбо на Цейлоне и португальские фактории на Малабарском побережье Индии. Наконец, в 1669 году покорили султанат Макассар на острове Сулавеси (Целебес).

Так, за короткое время Ост-Индская компания захватила лучшие гавани, в которых обычно останавливались корабли, возвращавшиеся в Европу. Наконец, в 1652 году она основала на южной оконечности Африки факторию Капштадт (Кейптаун).

Уже летом 1598 года нидерландские купцы снарядили первую экспедицию к берегам Японии. Она кончилась трагично.

Лишь после 1640 года нидерландцы - единственные из европейцев, "назойливых и коварных", - получают разрешение торговать с Японией. В 1641 году власти Страны восходящего солнца отвели для торгов остров Дэсима, лежавший невдалеке от входа в гавань Нагасаки.

Этот насыпной остров длиной 600 шагов был сооружен за несколько лет до того - специально для торговли с европейцами - и обнесен забором. За его аренду голландцы платили 16 тысяч гульденов в год. Эта японская фактория имела важнейшее значение, ведь в ХVII веке лишь Испанская Америка производила серебра больше, чем Япония.

Так, с 1640 по 1649 годы из Дэсимы было вывезено не менее 15 миллионов гульденов серебра. В свою очередь, японцы покупали шелк, пряности, красное дерево, ртуть, киноварь, олово, свинец, селитру, кобальт, янтарь, зеркала, микроскопы, часы, механические игрушки.

В 1640 - 1670-х годах компания каждый год посылала в Нагасаки пять-семь кораблей. Но в 1668 году японское правительство запретило вывоз из страны серебра, и торговля стала невыгодной.

Япония лежала на периферии торговой сети. Средоточием же ее являлась Индонезия, и прежде всего остров Ява. В 1610 году в город Бантам на западном побережье Явы был назначен генерал-губернатор, а девять лет спустя он переехал в лежавшую неподалеку крепость Батавия (ныне - Джакарта). Она и стала важнейшим торговым и военным центром нидерландцев в Азии.

Поначалу обитатели крепости держались замкнуто, но уже к середине ХVII века все окрестности Батавии были заняты плантациями, на которых трудились рабы, часто вывезенные с других островов.

Батавия стремительно разрасталась. Если в 1624 году здесь проживали около восьми тысяч человек, то в 1700 году - 70 тысяч человек, а к концу ХVIII века - уже 150 тысяч человек. Лишь несколько тысяч из них были европейцами.

...Именно этот "Вавилон Востока" стал узелком, из которого родилась торговая сеть компании. Все города и крепости, захваченные голландцами в Азии, связала Батавия. Отсюда пряности - эти "сыпучие деньги старых времен" - развозили не только в Европу, но и в Индию, Иран, Китай, выменивая их на различные товары, прежде всего ткани.

Разумеется, компания основала факторию и у берегов Китая - на Формозе (так называли тогда остров Тайвань). Здесь голландцы высадились в 1624 году; здесь они стали скупать шелк и выменивать его на японское серебро. Правда, прежде чем власти южных провинций Китая согласились на торговлю с чужаками, переговоры с ними пришлось вести в течение девяти лет. Зато потом на Формозу засновали джонки. Остров стал перевалочным пунктом в торговле Японии и Китая. Однако, когда в 1662 году противники маньчжуров бежали из Китая на Тайвань, жертвами этой междоусобицы стали голландцы. Их фактория закрылась.

Жернова истории медленно мелют, а веретена ее неспешно ткут. Около 1700 года уже не так ценятся пряности, как шелк и индийский текстиль. В знатных домах полюбился китайский и японский фарфор, для подражания которому создают мануфактуры в Голландии, Германии и Англии.

Постоянно растет спрос на кофе и китайский чай. С 1734 года между Кантоном и Батавией стали курсировать "чайные пароходы". К этому времени в Англии и Нидерландах чай считается "народным напитком". Любопытно, что голландцы закупают в основном черные сорта чая, а англичане - зеленый, полюбившийся в колониях Северной Америки. (До "Бостонского чаепития" остается полвека.)

Интерес к торговле с Китаем необычаен. Еще в 1637 году для торговли с европейцами открывается порт Кантон (Гуанчжоу). Заход европейских кораблей в другие порты Китая запрещен. Но ненадолго. Позднее, с воцарением маньчжуров в Китае, англичане, голландцы, португальцы и французы приезжают в Китай, скупая чай, шелковую ткань, вышивки, веера, обои, фарфор, золото, ртуть, сахар, пряности, лечебные травы, в том числе хинный корень. Однако в 1757 году император Цяньлун запретил европейцам содержать фактории в Китае. Это заметно подорвало доходы компании.

Другой бедой стала коррупция. Крупные чиновники компании прикарманивали десятки и сотни тысяч гульденов - при месячном жаловании в 200 - 300 гульденов!

Росли расходы и на управление, число подданных Ост-Индской компании постоянно множилось. Если начинателями были две с половиной сотни авантюристов, то через столетие, в 1688 году, в компании служили около двенадцати тысяч человек, а на ее кораблях плавали еще десять тысяч. Всего же за время существования компании - с 1602 по 1795 год - присягу ей принесли около миллиона: солдаты и моряки, чиновники и купцы, ремесленники и люди без особого рода занятий, надеясь разбогатеть, спешили на край света - в Азию. Для сравнения: в ХVII веке в Нидерландах в среднем проживали около двух миллионов человек.

Матросы нанимались на три года, все прочие - на пять лет (с середины ХVII века и для матросов срок службы был увеличен). Засчитывалось лишь время пребывания в Азии; дорога была не в счет. Около половины всех солдат и матросов были иностранными наемниками. Для многих служба в компании была последним честным заработком, который они могли найти, но заработок был грошовый - 10 гульденов в месяц, да многие и не доживали до выдачи денег. Если же что и получали, то чаще всего раздавали за долги. Даже капитан корабля получал всего 60 - 80 гульденов.

В Азию плыли бедняки, для которых за морем "текли молочные реки, кисельные берега". Однако чаще их ждали малярия, лишения и смерть на чужбине. "Одних уносили войны, других - болезни, - подводит итог этой погоне за мечтой российский историк Е. Ванина. - Презрение к "туземцам" мешало перенимать сложившиеся за тысячелетия привычки, помогавшие приспособиться к иноземному климату".

Так, в начале ХVIII века в Батавии ежегодно умирали более двух тысяч европейцев. Город был построен в очень нездоровом месте; здесь постоянно болели малярией и дизентерией. Число больных в местных лазаретах редко опускалось ниже тысячи. Большинство не выживали.

Особенно много болели на кораблях, прибывавших в Батавию. В ХVIII веке на судах Ост-Индской компании умирал каждый четвертый матрос, в основном от инфекционных болезней. О гигиене нечего было и думать: матросы редко меняли или стирали белье, редко мылись сами; каюты не проветривались и почти не убирались. Чтобы пополнять убыль, компания стала принимать на корабельную службу китайцев и яванцев. Так, в 1792 году на кораблях, возвращавшихся в Европу, было всего 504 европейца из 1417 матросов.

Немногие делали карьеру в факториях компании и обогащались, разворовывая ее доходы. Для большинства же - солдат, матросов, мелких торговцев - пожизненной оставалась нужда.

Впрочем, для акционеров Ост-Индской компании итог ее деятельности был вполне позитивен. Она обеспечивала пайщикам верный и немалый доход. В среднем в год им выплачивалось 18 процентов дивидендов. У руководителей же доход превышал порой сто процентов. Все дела их вершились в глубокой тайне. Они никому не давали отчетов.

Вот только попасть в этот круг рантье было очень трудно. У Ост-Индской компании общее число пайщиков составляло 500 - 600 человек. Примерно так же обстояло дело и в других компаниях: например, в английской Ост-Индской компании число акционеров не превышало двух тысяч.

Для азиатских партнеров компании ее баланс тоже был положителен. Кроме того, крупные империи - Япония и Китай - оградили себя от европейцев, допуская их лишь в отдельные гавани и диктуя свои условия.

Мелкие же княжества Малайского архипелага, а также Цейлон не могли противиться войскам компании и утрачивали свою экономическую, а часто и политическую независимость. Их правители не в силах были защитить свой народ от расправ, грабежей, обращения в рабство, а подчас вступали и в сговор с захватчиками.

Наконец, в Индии вплоть до середины ХVIII века европейцы старались не вмешиваться в жизнь местных государств, лишь в 1757 году англичане перешли к решительным действиям и вскоре захватили Бенгалию. Известно, что высшие служащие компании присвоили себе около трех миллионов фунтов стерлингов из казны навабства (княжества) Бенгалия.

Окончательно утверждались принципы колониальной политики европейцев, так ярко проявившиеся в ХIХ веке, открытые нидерландской компании, они получили особый мрачный блеск "большого стиля", благодаря англичанам.

С 1757 по 1780 годы из Бенгалии - за бесценок - вывезли товары на 12 миллионов фунтов стерлингов. Английские агенты заставляли бенгальцев отдавать свои товары за гроши либо не платили им вовсе.

Их конкуренты, голландцы, к концу ХVIII века терпели очевидный крах. В 1781 году дефицит компании составил году 22 миллиона гульденов, что в три с лишним раза превышало уставной капитал. В 1780 году началась четвертая по счету англо-голландская война (1780-84), компания потеряла фактории на Коромандельском берегу в Индостане, а также Цейлон.

Долги компании стремительно росли. В 1796 году, после провозглашения Батавской республики, государство взяло под контроль Ост-Индскую компанию. Все ее имущество и активы перешли в собственность республики. Ревизия показала, что долги компании превысили сто миллионов гульденов. Три года спустя Компания была ликвидирована, а сохранившиеся владения в Азии - прежде всего Индонезия - перешли под контроль нидерландского правительства и независимость получили лишь после Второй мировой войны.

Не удержала своих позиций и английская Ост-Индская компания. В конце ХVIII века ей пришлось обратиться к правительству за займом, чтобы покрыть дефицит. Через полвека была ликвидирована и эта компания. Время приватных империй прошло. В ХIХ веке их потеснили колониальные державы, но и они не сумели надолго сохранить заморские провинции. Запад остался Западом, а Восток - Востоком.

Александр Волков


или введите имя

CAPTCHA
Валерий
20-03-2009 08:41:15
Волк меняет шерсть,но нрав -нет
0 |
Владимир
19-01-2012 11:37:01
Потому что голландцы делали лучшие корабли. А теперь и у нас есть корабли, которые по 40 лет ходят http://www.intecship.ru/
0 |
Полностью согласен. Сам лично видел старые, но в идеальном состояни корабли буксировка судна- нашего производства
0 |