Лукашенко ограничивает свободу слова в интернете

В Белоруссии для контроля глобальной Сети на местном уровне сложилась (или специально создана) весьма выгодная ситуация: весь интернет-трафик контролируется единственным провайдером-монополистом - «Белтелекомом», в то же время, появление любых материалов нежелательного для властей содержани, вызывает не только закрытие ресурса, но и привлечение, вплоть до уголовной ответственности, как авторов, так и тех, кто эти материалы разместил. На государственном уровне рассматриваются законопроекты, регламентирующие распространение массовой информации в интернете, а журнал Parade объявил Лукашенко одним из главных 10 врагов интернета, наряду с Ким Чен Иром и Саддамом Хусейном.

В Белоруссии для контроля глобальной Сети на местном уровне сложилась (или специально создана) весьма выгодная ситуация: весь интернет-трафик контролируется единственным провайдером-монополистом - «Белтелекомом», в то же время, появление любых материалов нежелательного для властей содержания, вызывает не только закрытие ресурса, но и привлечение, вплоть до уголовной ответственности, как авторов, так и тех, кто эти материалы разместил. На государственном уровне рассматриваются законопроекты, регламентирующие распространение массовой информации в интернете, а журнал Parade объявил Лукашенко одним из главных 10 врагов интернета, наряду с Ким Чен Иром и Саддамом Хусейном.

СМИ за семью печатями

Затрагивая проблему, заключающуюся в попытках государства контролировать содержание информации в глобальной Сети на территории Байнета, следует остерегаться скоропалительных выводов о наличии или отсутствии такого понятия, как «цензура». В той или иной форме желание контролировать, а также управлять содержанием материалов печатных и сетевых изданий, присуще любому государству. Степень такого контроля зависит от политической и экономической модели, выбранной для развития страны. Немалым показателем уровня развития демократии является анализ «неугодных» тем, освещение которых неизбежно вызывает реакцию со стороны власть предержащих. Как следствие, следует рассматривать, какими методами государство осуществляет свою контролирующую функцию в интернете, на основании каких правовых норм и прецедентов.

С середины 90-х Белоруссия рассматривает построение информационного общества как основу своего развития и проводит целенаправленную государственную политику в этой области. Так, долгосрочной стратегической целью государственной политики республики в области информатизации декларирован переход к новому этапу развития — построению демократического информационного общества и вхождению в мировое информационное сообщество. Достижение указанной стратегической цели связано с созданием необходимой нормативной правовой базы построения информационного общества. Важным этапом в формировании информационного законодательства Белоруссии явилось принятие законов — «Об информатизации» (в 1995 г.) и «Об электронном документе» (в 2000 г.).

К настоящему времени разработаны законопроекты «О защите информации», «Об информационной безопасности», активно ведется переработка национального законодательства в сфере защиты государственных секретов. Первые попытки законодательно оформить ответственность за преступления против информационной безопасности появились в Уголовном Кодексе, подписанном президентом Лукашенко 9 июля 2000 г. Не вдаваясь в подробности, хочется отметить, что закон «Об информационной безопасности», который должен определить это понятие, еще находится на стадии принятия, а статьи в УК уже его интерпретируют (статья 7 глава 31 раздела ХП «Преступления против информационной безопасности» УК РБ).

Не форсируя принятие специальных законов, государство пытается убить двух зайцев, приравнивая в новой редакции закона «О СМИ» (планируется к принятию в начале 2005 года) сетевые и печатные издания. Корни такой политики, на взгляд автора, кроются в исторических аналогиях. Так, с 1996 года в республике проводится массовое закрытие общественно-политических газет оппозиционного содержания, а также ограничивается и строго контролируется издание или ввоз любой печатной продукции, «дестабилизирующей внутреннюю политическую ситуацию», т.е. материалов, содержащих точку зрения, отличную от официальной. Для противодействия этой политике, а также для создания значимого противовеса многие закрытые издательства либо укрупнялись, либо переходили на интернет-версию.

Покушение на клевету

Показательно, что оппозиционные газеты стали одними из первых массово посещаемых ресурсов зарождающегося Байнета. В отсутствие центрального информационно-развлекательного портала (в 2000 году им стал tut.by) и неразвитости на тот момент услуг по предоставлению выхода в интернет в республике, основными центрами достоверной информации о политической ситуации в Белоруссии становятся сайты оппозиционных газет и общественных организаций. Одной из самых значимых на сегодняшний день является Хартия’97, в том числе поддерживающая проект «Свободный интернет». Таким образом, сделав полностью подконтрольными (в 1995-2003 гг.) печатные СМИ, государство обратило внимание на единственный пока слабо контролируемый источник информации – интернет.

Способ действия похож на тот, что был апробирован в середине 90-х, когда сначала (13 января 1995 года) приняли закон «О печати и других средствах массовой информации», потом передали Белорусское информационное агентство («Белинформ», ныне «БелТА») из ведения министерства культуры и печати в ведение администрации президента (аналогия: возможная национализация tut.by) и в конце-концов принудили частные типографии (аналогия: частные хостинг-компании) не печатать ничего без согласования с Государственным комитетом республики Белоруссия по печати (10 ноября 1995 года Указом №456 «Об изменении структуры центральных органов управления республики Белоруссия» президент реорганизовал министерство культуры и печати путем его разделения на министерство культуры и Государственный комитет Республики Белоруссия по печати).

Поводом к появлению мнения о введении «цензуры интернета» послужило событие, произошедшее во время вторых президентских выборов 9 сентября 2001 года, когда специалисты Управления информационной безопасности перекрыли доступ белорусских пользователей ко всем без исключения новостным независимым ресурсам и всячески препятствовали созданию зеркал этих сайтов. Позже это объяснялось техническими проблемами национального провайдера «Белтелекома», однако блокирование «зеркал» не находит объяснение.

Весь интернет-трафик в Белоруссии контролируется единственным провайдером-монополистом - «Белтелекомом», что создает очень выгодную ситуацию для контроля глобальной Сети на местном уровне. В это же самое время появление любых материалов нежелательного для властей содержания вызывает не только закрытие ресурса, но и привлечение, вплоть до уголовной ответственности, как авторов, так и тех, кто эти материалы разместил (самая популярная статья: «покушение на клевету и на оскорбление президента Республики Белоруссия» (ч. 2 ст. 367, ст. 368, 14 УК)). Не менее ярким примером может служить ряд судебных процессов, создавших прецедент того, что перепечатка материалов из интернета может быть расценена как клевета.

«Законная» цензура

Возможно, последним штрихом, поставившим интернет под полный, а главное - законный со стороны властей контроль, может стать принятие нового закона «О СМИ». Сам проект закона уже два года разрабатывается соответствующими структурами и доступен лишь для ограниченного числа людей. Тем не менее, в середине декабря (утверждение в парламенте предполагается в январе-феврале) он был разослан в министерства, а также некоторым общественным организациям, через которые с ним смогли ознакомиться специалисты и эксперты (в том числе и западные).

Применительно к интернету в новом законе говорится в статьях 1, 13, 33 и др., где предпринимается попытка правового урегулирования распространения массовой информации в глобальных информационных сетях. Однако, по мнению экспертов из «Центра правовой помощи СМИ», «это урегулирование направлено на усиление государственного контроля за распространением массовой информации». Подчеркиваю, что это мнение экспертов не оппозиции, а общественной организации.

Гораздо более жесткие оценки поступили из-за рубежа, где эксперты Article 19 (всемирной кампании за свободу слова) выступили с распространенным заявлением-анализом нового закона. В частности, критике подверглась вторая глава законопроекта, содержащая требования, процедуры и условия регистрации средств массовой информации (лицензирование). Притом, что, исходя из статьи 1 (п. 23), средство массовой информации определяется как «любое периодическое информационное издание, включая печатные, телевизионные, радио и глобальные информационные сети», что, естественно, подразумевает также и интернет. При этом неясна сторона и положение с финансированием и нахождением ресурса: учитывается ли только домен .BY и не приведет ли запрещение иностранного (в том числе и российского) финансирования к разорению большей части негосударственных СМИ. Учитывая прописанную в законе обязательную перерегистрацию СМИ с момента вступления проекта в силу и возросшую стоимость с июня 2004 года «пакета документов» для осуществления этого, перерегистрация многих частных информационных ресурсов окажется невозможной.

Не менее знаковой выглядит статья 6 «Злоупотребление свободой массовой информации». В ней СМИ могут нести ответственность за «распространение информации, формирующей и поддерживающей интерес к незарегистрированным, не прошедшим перерегистрацию или ликвидированным политическим партиям либо общественным объединениям». При соответствующей политической ситуации в стране даже упоминание оппозиции может быть наказуемо.

Если абстрагироваться от уровня законотворчества, то в республике сложилась ситуация, когда властным органам достаточно намекнуть или высказать прямое недовольство тем или иным содержанием неоппозиционного интернет-ресурса, и владельцам придется его изменить. По сообщениям конфиденциальных источников, отказ крупнейшего белорусского информационно-развлекательного портала tut.by от баннерообменных сетей вызван не столько желанием финансового укрепления (по заявлению генерального директора Волошина, «это решение обусловлено желанием повысить «кликабельность» (CTR) размещаемой на портале рекламы собственных клиентов»), сколько давлением властей по прекращению обмена баннерами с оппозиционными сайтами.

О технической возможности тотального контроля заявлял еще прежний министр информации Михаил Подгайный. Несмотря на все его уверения не отсекать от белорусского потребителя интернет-информацию и регулировать, а не контролировать глобальную Сеть, в конце мая 2003 года на непродолжительный период времени был введен обязательный паспортный контроль всех посетителей интернет-кафе, что поставило на грань экономического краха многие частные заведения. По совокупности всех данных влиятельная западная организация «Репортеры без границ» поставила власти Белоруссии на 141 место из 158 по свободе печати и работы журналистов. На этом фоне отношение российских властей к интернету выглядит практически идиллическим.

cnews.ru


или введите имя

CAPTCHA