Интернет по пропускам

Cудя по всему, российская власть решила перенести в мир виртуальный свои правила работы из мира реального, а именно -- ограничить в Сети все, что еще не запрещено. А не запрещено там практически все. Чтобы не попасть в полную зависимость от госорганов, представители сетевого сообщества предлагают сделать упреждающий шаг -- предложить государству свои правила игры в Рунете.

 Время новостей
 
В последний месяц тема законодательного регулирования российского сегмента Всемирной паутины стала вновь активно обсуждаться. По Рунету активно ходят устойчивые слухи о появлении «вверху» некоего законопроекта, согласно которому всем россиянам, желающим постоянно пользоваться Интернетом, придется получать на то специальное разрешение. Выдаваться оно будет одним из агентств или служб, подчиненных Министерству транспорта и связи, после того, как соискателя проверят правоохранительные органы. Существование этого проекта, правда, опровергают в Госдуме, но подтверждают независимые эксперты. По некоторым данным, такой документ обсуждался правительством в прошлом году, но был решительно отвергнут. Однако, как утверждают источники газеты «Время новостей», силовые структуры по-прежнему лоббируют закон о регулировании доступа в Интернет, и не исключено, что новый кабинет министров к этой идее отнесется более благосклонно.

Аргументация сторонников ограничения сетевой свободы россиян, по сути, построена на основе лишь одного, но очень популярного сегодня у властей предержащих слова -- «безопасность». По мнению специалистов, новое поколение компьютерных вирусов, создателями которых считают именно свободных российских программистов, способно нанести всему Интернету урон, сравнимый с атакой террористов. Достаточно сказать, что убытки от нашумевшего вируса MyDoom составили более 30 млрд долл. Не меньшими потерями угрожает им вторая сетевая напасть -- спам. Борцы с несанкционированной почтой уже надоели не меньше самих спамеров, оглушая рассказами о космических убытках из-за «компьютерного мусора». Так, по оценкам британской секьюрити-компании mi2g, спамеры в октябре прошлого года причинили мировой экономике ущерб в 10,4 млрд долл. Причем опять же наиболее активными спамерами называют россиян. Ну и, наконец, Рунет остается одной из сфер распространения информации, в которой государство в отличие от прессы и электронных СМИ еще не получило «контрольный пакет». Поэтому отечественным силовикам не составит труда объяснить депутатам, почему несанкционированный доступ в виртуальный мир может привести к разгулу киберпреступности, -- так же, как они обосновали закручивание гаек в мире реальном необходимостью бороться с терроризмом.

Правоведы давно пришли к выводу, что формирующееся информационное общество и его проводник -- Интернет -- требуют новых законов, отличных от законов общества индустриального. «Информация -- это не вещь, не объект материального мира. И в то же время это объект прав, причем обращающийся с невероятной скоростью, -- говорит руководитель группы по правовой защите интеллектуальной собственности и информационных технологий компании Ernst & Young, автор книги «Право и Интернет: очерки теории и практики» и создатель проекта www.russianlaw.net Виктор Наумов. -- Информация формируется в государстве А, распространяется лицом, живущим в стране В, посредством организации, созданной на территории государства С, потребляется всей планетой и, возможно, нарушает права граждан, проживающих в государстве D. И часто непонятно даже, право какого государства должно быть применено, в чьем ведении находится ресурс, юрисдикция какой страны распространяется на те или иные информационные общественные отношения».

Пока про законодательное регулирование Рунета нельзя даже сказать, что оно находится в эмбриональном состоянии. Оно вообще отсутствует. Правовые нормы, в той или иной мере касающиеся виртуального мира, разбросаны по целому ряду российских законов. Разумеется, Сеть подчиняется принципам, установленным такими базовыми актами, как Конституция, Гражданский кодекс, Уголовный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, законы «О товарных знаках», «Об авторском праве и смежных правах», «О защите прав потребителей». Благодаря этому и удалось решить более-менее проблемы, связанные с авторскими конфликтами в Сети (существуют также специальные законы -- «О правой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» и «О правовой охране топологий интегральных микросхем») и со спорами о доменных именах. Важную роль играют также законы «О связи», «Об электронной цифровой подписи» и «Об информации, информатизации и защите информации». И тем не менее все они лишь косвенно касаются Интернета. Собственно говоря, не существует даже определения Интернета, электронной почты, хостинга, не установлено, какие органы уполномочены следить за Сетью, какая деятельность является нарушением закона, какие меры и кем могут быть применены к нарушителям.

Естественно, такая ситуация не устраивает ни тех, кто строит в Сети свою жизнь и бизнес, ни государство, оказавшееся в непривычной для себя роли стороннего наблюдателя на своей собственной территории. Пока контроль властей России за виртуальным миром выражается в лицензировании деятельности провайдеров, а отечественные силовые структуры добились от тех, кто создает российский сегмент Сети, лишь согласия на создание так называемой системы оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ). СОРМ -- пока единственная удачная попытка государства контролировать происходящее в Рунете.

Виртуальный мир развивается синхронно с реальным. Он пережил эпоху беззакония, либерализма, и теперь, похоже, время свободы закончилась. Предшественник Рунета -- сеть с расширением SU -- создавался различными НИИ и фактически находился под полным контролем государства. Однако спецслужбы не смогли удержать контроль над этой новинкой, и стремительно развивающаяся сеть быстро вышла за границы научно-исследовательских институтов и из-под наблюдения госорганов.

Однако уже через несколько лет спецслужбы взяли реванш, внедрив систему СОРМ. В конце 90-х появился проект, подготовленный рабочей группой из представителей ФСБ, Госкомсвязи, ЦНИИС и Главсвязьнадзора. Документ «Технические требования к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на сетях документальной электросвязи» предусматривал подключение аппаратуры ФСБ ко всем российским компьютерным сетям, имеющим выход в Интернет. Органы получили возможность в любой момент скачивать информацию о пользователях и просматривать и перехватывать личную корреспонденцию и любые другие данные (корпоративные, финансовые, личные, на какие адреса заходил человек). Кроме того, СОРМ позволила определять адрес абонента.

Еще в 1998 году в выдаваемые лицензии на предоставление услуг Минсвязи включило следующее специальное условие: «Лицензиат при разработке, создании и эксплуатации сети связи обязан оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность». Летом того же года информация о СОРМ просочилась в Интернет, и разразился мегаскандал -- ведь выяснилось, что СОРМ уже внедрена у ряда крупнейших провайдеров. Дело докатилось до Верховного суда, который в сентябре 2000 года рассмотрел приказ Минсвязи России от 25.07.2000 №130 «О порядке внедрения технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и персонального радиовызова общего пользования», в соответствии с которым операторам предписывалось за свой счет ставить оборудование, необходимое для прослушивания и отслеживания трафика. Но ВС признал не соответствующим российскому законодательству лишь один пункт приказа, позволявший ФСБ не уведомлять операторов о том, чьи телефоны они собираются прослушивать и чей трафик контролировать. Так что теперь, чтобы осуществлять такие оперативно-розыскные мероприятия, спецслужбы должны предоставить операторам связи всю информацию о «клиенте» и обзавестись разрешением суда. Правда, доподлинно неизвестно, исполняют ли органы это решение Верховного суда на практике.

Надо сказать, что летом прошлого года сенат США запретил департаменту безопасности тратить хотя бы цент из своих 369-миллиардных бюджетов на слежку за Паутиной с целью выявления террористов. А вот российские провайдеры и пользователи смирились с тем, что ФСБ ведет дневник их сетевой жизни. Серьезно никого это подсматривание в электронную скважину не смущает, тем более что до сих пор государство дальше и не шло. Правда, периодически появлялись различные проекты, касающиеся регулирования Сети. Но тот факт, что законами они не стали, вполне устраивал поборников абсолютной свободы в Интернете.

Но последние пару лет либеральные обитатели Рунета стали признавать, что отсутствие закона означает одновременно и отсутствие возможностей защиты от произвола госорганов. «Отсутствие внятных правил игры приведет к тому, что гайки будут закручены намного жестче, чем хотелось бы», -- заявил корреспонденту газеты «Время новостей» юрисконсульт компании «Объединенная энергия» Станислав Петровский. Г-н Петровский известен как автор либерального законопроекта «О правовом регулировании оказания интернет-услуг», победившего в конце прошлого года в конкурсе на лучшую законодательную инициативу в области защиты прав и свобод человека, который проводился Фондом развития парламентаризма в России.

Слова г-на Петровского могут оказаться пророческими. Ведь повышенное внимание к Рунету власть стала проявлять опять же с конца 90-х, постоянно генерируя какие-то ограничительно-запретительные проекты без консультаций с бизнес-сообществом. Одним из таких документов стало разработанное в недрах Минпечати Положение о порядке выделения и использования доменных имен в российском сегменте сети Интернет. На встрече тогдашнего премьера Владимира Путина с российскими интернетчиками, произошедшей 28 декабря 1999 года, проект был раскритикован, после чего его сняли с обсуждения. Затем появился проект депутата Госдумы Сергея Глазьева, предложившего поправки в закон «Об информации, информатизации и защите информации». Документ был столь же безграмотен (Интернет в нем именовали Интерсетью), сколь и жесток -- все адреса абонентов предлагалось регистрировать в госорганах.

В 2000 году Минсвязи разработало проект Концепции государственного регулирования негосударственных информационных ресурсов России, который предлагал ввести специальные информационные фильтры для борьбы «с распространением недоброкачественной информации». Правда, возложить фильтрацию государство намеревалось на само общество. А в 2002 году в СМИ просочилась информация о проекте совсем уже фантастических поправок в закон «О безопасности», предполагающих обязательную регистрацию пользователя Интернета в органах внутренних дел перед покупкой модема или проведением в дом выделенной линии. Законопроект, о котором представители интернет-сообщества так спорят сегодня, по сути, является реинкарнацией вышеупомянутых поправок, и его авторство приписывается экспертам одного из силовых ведомств. Похоже, российские силовики в виртуальном мире так растерялись, что чувствуют себя бессильными даже перед каким-нибудь школьником, освоившим навыки программирования по журналу «Хакер».

Примечательно, что найти сторонников идеи регистрации интернет-пользователей во властных структурах силовикам будет не так уж сложно. Ведь Рунет остается единственным неподконтрольным сектором распространения информации. Создать информационный портал несложно и недорого, поддерживать его в состоянии несколько человек, читательская аудитория может исчисляться тысячами людей, а совершенно бесплатное тиражирование текста способно с невероятной скоростью охватить уже десятки тысяч человек, причем относящихся к наиболее интеллектуальной и активной части населения страны. По большому счету вся Сеть -- это одно безграничное и ежесекундно обновляющееся средство массовой информации.

Расформированное ведомство Михаила Лесина, успешно справившееся с задачей ликвидации строптивых СМИ, не успело навести порядок в регистрации веб-изданий. В 1999 году государство начало регистрировать интернет-газеты, но к началу этого года свидетельства получили порядка 1250 электронных периодических изданий. На самом деле информационных ресурсов в Сети гораздо больше, и вполне возможно, что разговоры о серьезной инспекции Рунета воплотятся в конкретные действия нового Федерального агентства по печати и массовой коммуникации. Станислав Петровский считает, что государство может, например, ввести обязательную регистрацию тех ресурсов, ежедневная аудитория которых составляет более тысячи человек. Его позиция основана на толковании действующего закона «О СМИ», по которому средством массовой информации является любое издание, выходящее не реже одного раза в год и с тиражом в 1000 экземпляров. С ним согласен и Виктор Наумов, отмечающий при этом сложности в применении «этих критериев к распространению информации на сайте». «Можно сказать, что вопрос, «является ли сайт СМИ», в условиях современного законодательства не имеет однозначного разрешения, что порождает принципиальную неясность, регулируется ли распространение информации с помощью информационного ресурса законодательством о СМИ или нет», -- говорит г-н Наумов.

В связи с этим на протяжении последних лет было разработано несколько проектов, касающихся сетевых СМИ. В 1999 году управлением регистрации и лицензирования Минпечати был подготовлен проект правительственного постановления «О государственной регистрации СМИ, использующих для распространения информации глобальные информационные сети («сетевых СМИ»)», который предполагалось ввести в действие с 1 января 2000 года. Причем, согласно проекту, провайдеры были бы вынуждены отказывать в доступе в Интернет «клиентам, деятельность которых в качестве СМИ прекращена», либо осуществляется без государственной регистрации.

Именно поэтому либералы выступили против таких инициатив. Разработчик действующего закона «О СМИ» и секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов считает, что регистрация сетевых СМИ вообще дело добровольное. «Любой сайт может претендовать на регистрацию в качестве СМИ, если владелец ресурса хочет, чтобы его сотрудники пользовались правами журналиста, -- пояснил он корреспонденту газеты «Время новостей». -- Но бессмысленно требовать обязательной регистрации для веб-сайтов. Во-первых, в Сети нет государственных границ, а потому непонятно, какие сайты должны быть зарегистрированы. Во-вторых, критерий посещаемости не может быть применен к сайту, поскольку она может меняться каждый день. В-третьих, регистрировать придется массу порталов, не являющихся СМИ по своей сути, -- например, сайты с расписанием движения электричек, развлекательные и игровые».

Очевидно, что точка в этом вопросе будет поставлена после принятия новой редакции закона «О СМИ». В настоящее время существует несколько законопроектов с поправками к этому закону. По словам Михаила Федотова, проекты, подготовленные Союзом журналистов и Индустриальным комитетом, не требуют регистрации сайтов в качестве СМИ. Однако свои поправки может предложить и государство.

Вообще-то эксперты считают, что решить существующие веб-проблемы можно и без таких драконовских мер. По мнению известного сетевого писателя Алекса Экслера, выходом может стать создание нового параллельного Интернета, своего рода бизнес-сети, в которую вход будет возможен только при авторизации пользователя. «В Нью-Йорке есть Гарлем, а есть Пятая авеню, -- пояснил г-н Экслер корреспонденту газеты «Время новостей». -- Так и здесь, необходимо выделить «Интернет для белых». Человеку просто придется вводить при входе в Интернет PIN-код, как он это делают, например, при использовании кредитной карточки. Прежде всего это должно коснуться отправки почтовых сообщений, а для применения нового принципа достаточно всего лишь воли Microsoft».

Согласен с ним и директор одного из крупнейших российских провайдеров RU-CENTER РосНИИРОС Алексей Лесников. «Необходимо, чтобы человек просто подписывался электронной цифровой подписью при входе в Интернет, и мы тогда решим многие проблемы, но для этого необходимы поправки в законодательство», -- считает г-н Лесников. Аналогичного мнения придерживается и известный английский эксперт в области высоких технологий Билл Томпсон. «Мы построили Сеть, и мы можем построить ее заново, -- говорит он. -- В существующей Сети нет ничего существенного, что невозможно было бы заменить, переделать или полностью убрать».

Понятно, что от отказа от анонимности в Интернете до входа в Сеть по выдаваемым государством пропускам всего один шаг. А потому провайдеры могли бы предложить свой вариант закона о виртуальном мире. Однако, судя по всему, пока они считают принятие базового акта или определение правил игры второстепенной задачей. К первоочередным же и важным для бизнеса правовым задачам они относят активное внедрение в практику электронной цифровой подписи и принятие закона об электронной коммерции.

Независимые же юристы настаивают на принятии закона, позволяющего защитить Сеть от государства. По словам Виктора Наумова, в мире существуют три точки зрения по поводу ответственности информационных провайдеров. Первая отражена в законодательстве стран Юго-Восточной Азии: провайдер несет ответственность за все действия пользователя. Вторая -- это американский подход, по которому провайдер не несет ответственности за действия лиц, которые воспользовались его ресурсами. Третья точка зрения принята в большинстве стран Старого Света. «В европейской директиве по электронной коммерции установлено, что провайдер не отвечает за информацию, если не инициирует ее передачу, не выбирает ее получателя и не влияет на ее целостность. Кроме того, он не несет ответственности, если не был осведомлен о противозаконности действий пользователя, а после того, как узнал об этом, прекратил размещение или доступ к информации пользователя», -- уточнил г-н Наумов.

Разрабатывая свой законопроект, Станислав Петровский предложил использовать европейский подход. Причем и он, и Виктор Наумов убеждены, что инициировать принятие закона, регулирующего деятельность российского сегмента Всемирной сети, должно сообщество Рунета. В противном случае инициатива будет полностью передана силовикам. «Сейчас встал вопрос, насколько Сеть в состоянии распорядиться своей свободой, -- считает Виктор Наумов. -- Если она понимает, что свобода -- это уважение прав других, то она будет развиваться, если нет, то ее посадят на цепь».

Telegram Подписывайтесь на канал "SecurityLab" в Telegram, чтобы первыми узнавать о новостях и эксклюзивных материалах по информационной безопасности.

comments powered by Disqus