Анонс инициативы Clipper

Анонс инициативы Clipper

Мэтью В.Бил (Matthew W. Beale)

“Господу мы себя вверяем, а остальных проверяем”. Типичная навязчивая, почти юмористическая фраза из суперкрутого научно-фантастического романа, не правда ли? На самом деле эта звонкая завлекалочка приветствует посетителей одного популярного сервера, представляющего в Интернете организацию, торгующую средствами электронного наблюдения. Причем клиентами этой организации являются отнюдь не полиция и не разведывательные органы.

Как свидетельствует присутствие шпионской литературы в торговых центрах, на лотках и в Интернете, интерес потребительского рынка к электронному шпионажу в самом разгаре. Откуда же взялось столь явное неуважение к частной жизни? Кто же повлиял — прямо или косвенно — на наше отношение? Отвечая на подобные вопросы, пожалуй, нужно начать с Агентства национальной безопасности США, которое активно фигурирует в бесчисленных конспирологических теориях.

Как утверждается в одном из номеров 1977 года ежеквартального информационного бюллетеня “Каверт экшн” (Covert Action), а также в целом ряде других отчаянных изданий, США, прежде всего через Агентство национальной безопасности, в сотрудничестве с Великобританией, Канадой, Австралией и Новой Зеландией занимается созданием всемирной сети перехвата и анализа всех электронных средств связи — телефона, факса, электронной почты, телекса, сотовой телефонной связи. Некоторые называют “Echelon” — таково кодовое название этого колоссального проекта — величайшим достижением США современной эпохи технической “революции”.

Система “Echelon” состоит из следующих элементов. Прежде всего это спутники слежения, расположенные на геостационарной орбите, которые держат под колпаком немыслимое количество электронных средств связи. Затем — суперкомпьютеры, способные, говорят, анализировать в день по три миллиарда сообщений. Кроме того, в системе имеются передающие станции, принадлежащие соответствующим организациям стран-участниц, таким как австралийский Defense Signals Directorate, новозеландское Government Communications Security Bureau и канадское Communications Security Establishment. Эти точки подслушивания перехватывают, записывают и декодируют сообщения, пропуская всю информацию через так называемые “Словари Echelonа” — компьютеры, содержащие постоянно обновляемые списки ключевых слов.

Так, например, электронные письма, содержащие слова “порно”, “героин” или “бомба”, могут пометить и сохранить по крайней мере в пяти международных центрах. К сожалению, взамен вы не получите официального сообщения: “поздравляем, на вас заведен файл”. Шутка.

Все это может показаться надуманным, неким параноидальным кошмаром, навеянным недавно появившимся фильмом “Враг государства” (Enemy of the State). В СМИ была большая шумиха о возможности реального существования суперсовременной технологии слежения, изображенной в этом блокбастере (авторы которого подарили нам такие прекрасные фильмы, как Top Gun, сериал Beverly Hills Cop, The Rock, Crimson Tide), в котором рассказывается, как невинный человек вынужден скрываться, потому что его объявили угрозой “национальной безопасности” США. Несмотря на наличие типичных для Голливуда случаев “искажения реальности”, многие из крутых шпионских игрушек, показанных в фильме, основываются на технологиях, которые либо уже существуют, либо вот-вот возникнут. Система “Echelon” — наглядный пример последних.

Рассмотрим подробнее, как работает эта система. Например, она захватывает трафик в Интернете на уровне TCP/IP. Для сканирования данных аналоговой передачи, таких как телефонный звонок, используется технология автоматического распознавания голоса. Но кто же является объектом этих операций?

Насколько известно, система “Echelon” работает не так, как другие системы электронного слежения, разработанные в эпоху холодной войны. Эта система направлена не на военные цели, а в основном на правительственные, производственно-коммерческие и, что звучит уже более двусмысленно, на иные организации. Несмотря на то, что с окончанием холодной войны шпионаж имел тенденцию сосредотачиваться почти исключительно на промышленной и торговой сфере, потребности борьбы с терроризмом, если взять всего лишь один пример, существенно расширяют круг потенциальных объектов слежки, включая в него рядовых граждан.

И вот здесь в нашей истории, естественно, появляются — и слава Богу! — наши борцы за гражданские права и начинают отстаивать упоминавшееся выше право на неприкосновенность частной жизни. Существуют законы, в том числе в США, защищающие граждан от необоснованного или несанкционированного прослушивания их телефонных разговоров и других посягательств на индивидуальные свободы. Однако тот факт, что в настоящее время электронное слежение приобрело международные масштабы, несколько затемняет вопрос и создает возможности для злоупотреблений. Ведь не существует законов, запрещающих Агентству национальной безопасности прослушивать разговоры, скажем, британских граждан. Точно так же отсутствие соответствующего законодательства позволяет иностранным службам шпионить за американцами.

Осенью 1998 года, когда конгресс США под сурдинку принял закон, разрешающий Федеральному бюро расследований (ФБР) заниматься роуминговым прослушиванием, зона возможного произвола в отношении американских граждан еще более расширилась. В соответствии с Intelligence Authorization Act Conference Report (H.R. 3694), который приняли без открытых слушаний, за закрытыми дверями, включив в него весьма спорные положения, ранее отвергавшиеся конгрессом, — ФБР разрешается прослушивать любые телефоны в окружении подозреваемого, будь то домашние, платные, общественные и проч.

Это решение — только один пример “социального заказа” ФБР, который был практически неукоснительно исполнен законодателями. Кроме того, теперь закон обязывает телефонные компании и Интернет-провайдеров предоставлять ФБР информацию о своих клиентах. Очевидно, что отсюда — лишь один шаг до того полномасштабного электронного шпионажа, о котором мы говорили выше. Но конгрессменам следовало бы помнить народную мудрость: “Не рой другому яму, сам в нее попадешь”.

Вернемся к фильму “Враг государства”. Случайно или нет, цитата, с которой начинается данная статья, взята с информационного сервера Стива Урига, который, кстати, являлся техническим консультантом фильма. Напомним, что именно он рекламирует продукцию своей компании широкой публике. Это к вопросу о дистанции между Голливудом и реальностью.

Утрата определенных прав во имя троянского коня национальной безопасности — далеко не единственная угроза, которой подвергаются граждане. Одна из самых оживленных незатухающих дискуссий по проблемам Интернета связана с вопросом права на конфиденциальность и неприкосновенность частной жизни. Достаточно посмотреть наугад заголовки в американской прессе, чтобы убедиться в этом.

Когда корпорация “Интел” представила свой новый микропроцессор “Pentium III”, его встретили без того единодушного энтузиазма и бравурной музыки, которым обычно пресса встречала новые технические достижения. Целый ряд журналистов резко выступили против появления Pentium III на рынке. Более того, такие организации, как Американский союз защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union), Информационный центр электронной конфиденциальности (Electronic Privacy Information Center), Прайвэси интернейшнл (Privacy International) и Junkbusters, призвали бойкотировать корпорацию “Интел”. Что же вызвало такую реакцию?

Дело в том, что “Интел” планировала оснастить каждый микропроцессор идентификационным серийным номером, который легко считывается, когда пользователь входит в режим online. “Интел” утверждает, что такое решение может, в частности, способствовать безопасности электронной коммерции. Благодетели наши! Скорее всего, это обезопасит сетевое сообщество лишь от самых неискушенных хакеров. Профессионалы сетевого преступного мира легко найдут средства преодолеть это незначительное препятствие.

Проблема здесь, конечно, заключается в том, что, получая возможность считывать идентификационный номер, милые ребята, подвизающиеся на несколько одиозном поприще маркетинга, не говоря уже о правительственных агентствах, смогут отслеживать онлайновую деятельность пользователей и с легкостью составлять профили и досье на основе этой информации. И это, как очевидно, только начало.

Согласно Марку Ротенбергу, директору Информационного центра электронной конфиденциальности (EPIC), для отмены бойкота “Интел” должна была выполнить два условия. Во-первых, на будущих процессорах “Pentium III” не должно быть серийных номеров. Во-вторых, заключение соглашения об отзыве всех уже поставленных процессоров с серийными номерами. В результате “Интел” дала согласие на компромиссный вариант — поставку микропроцессоров с отключенными серийными номерами. Более подробную информацию о деятельности групп в защиту неприкосновенности частной жизни можно получить на сервере http://www.privacy.org/bigbrotherinside/.

Но и без таких технологий идентификации, как чип Pentium III, онлайновая конфиденциальность уже сейчас — вещь практически не встречающаяся. Говоря по-простому, в наши дни это редкость. Вспомните об этом, когда в следующий раз вам захочется посочувствовать любимой поп-звезде, жалующейся на отсутствие частной жизни. Их заботы, в определенном смысле, имеют прямое отношение и к вам.

Существуют и другие достойные упоминания дискуссии по вопросам электронного шпионажа и охраны сферы частной жизни — например, о шифровальной технологии и инициативах Clipper Chip. Шифровальная технология, ранее являвшаяся привилегией немногих избранных, в основном тех, кто связан с разведывательной деятельностью, в семидесятые годы стала доступна широкой общественности. А с пришествием Интернета в его нынешней инкарнации потребность в этой технологии и стремление ею обладать стали расти в геометрической прогрессии. Правительство США настаивает на принятии технологии Clipper Chip — шифровального средства, которое, как оно надеется, станет общепринятой технологией. Что ему это даст? Беспрепятственный доступ к шифровальным ключам, что позволит получать любую информацию, которую оно пожелает. Более подробно о Clipper Chip и шифровальной технологии можно узнать на сервере http://courses.ncsu.edu/CSC379/readings/encryption/endex.html.

Таким образом, идет ли речь об электронной слежке одних за другими, или о шпионаже за ними со стороны третьих сил, существует темная и малоизвестная сторона этой фантастической эры информации.

Как замечают некоторые специалисты, перехват информации, которую можно перехватить, — то есть практически любой информации — это “честная игра”. Я не буду сейчас перечислять всех этих вещей, чтобы не способствовать развитию паранойи (хотя великий Уильям С.Берроуз, ныне покойный, однажды заметил, что параноик — это всего лишь человек, которому известны факты). Я просто хочу призвать вас научиться критически относиться к восторженной трескотне, умело производимой PR-отделами компаний высоких технологий, видеть за ней реальность и не бояться формулировать неприятные вопросы, к которым подводит данная статья.