Cозданы войска Правительственной связи

Cозданы войска Правительственной связи

 Правительственная связь играет важную роль в управлении государством, его Вооруженными силами, в общественно-политической и хозяйственной жизни. Ее основа была заложена в 1918 г., при переезде Советского Правительства в Москву. Вначале в Москве был установлен коммутатор ручной связи на 25 номеров, затем он был расширен и впоследствии заменен на АТС.

Междугородная правительственная связь (в мемуарах и художественных произведениях ее называют "ВЧ связь") была организована в 30-е годы как оперативная связь органов госбезопасности. Она обеспечивала определенную секретность переговоров, и поэтому ее абонентами стали также руководители высших органов управления государства и Вооруженных сил. В мае 1941 г. распоряжением Совнаркома СССР эта связь была определена как "Правительственная ВЧ связь" и утверждено соответствующее "Положение". В соответствии с принятой терминологией "ВЧ связь" может быть отнесена к одной из вторичных сетей ЕАСС и должна удовлетворять дополнительным требованиям по защите передаваемой информации, надежности и живучести. Однако полностью реализовать эти требования до начала Великой Отечественной войны не удалось. Как средство управления Вооруженными силами в боевой обстановке ВЧ связь оказалась неподготовленной.

Осложнение обстановки в начале 1941 г. чувствовалось по увеличивающемуся количеству заданий на организацию ВЧ связи для крупных объединений и соединений Красной Армии в приграничной полосе. Ночь с 21 на 22 июня застала меня за выполнением одного из таких заданий. Примерно в 4 часа утра позвонил дежурный техник из Бреста и сообщил, что немцы начали обстрел города. Началась эвакуация. Что делать с оборудованием ВЧ станции? Было дано указание связаться с местным руководством и действовать по его указанию, но при всех условиях демонтировать и вывезти засекречивающую аппаратуру. Затем такие звонки поступили из Белостока, Гродно и других городов, расположенных вдоль западной границы. Так началась война, которая сразу поставила ряд неотложных задач.

Ввиду возможной бомбардировки противником Москвы, необходимо было срочно перенести в защищенное помещение московскую ВЧ станцию. Было выделено помещение на платформе метро "Кировская". Станция была закрыта для пассажиров. Монтаж вели собственными силами. Работа осложнялась тем, что приходилось переносить действующую аппаратуру, не прерывая работы ВЧ станции. Резервного оборудования у нас не было.

Аналогичная работа велась и Наркоматом (НК) связи. Оборудование телеграфа, междугородную станцию переносили в защищенные помещения. Возглавлял работу И. С. Равич (в то время начальник Центрального управления магистральных связей). Мы с ним работали в тесном контакте. Необходимые для ВЧ связи каналы предусматривалось получать только с защищенных узлов НК связи.

Сразу же сказалась общая неподготовленность средств связи к войне. Вся сеть страны базировалась на воздушных линиях, чрезвычайно подверженных влиянию климатических условий, а с развертыванием военных действий и разрушению противником как путем бомбежки с воздуха, так и диверсионными группами. Для разрушения многопроводных линий связи немцы применяли даже специальные бомбы "с крючьями". Падая, такая бомба зацеплялась крючьями за провода и взрывалась, разрушая сразу весь пучок проводов.

Серьезные недостатки были и в построении используемой междугородной сети связи. Ее создавали по строго радиальному принципу. Не было кольцевых линий связи и обходных направлений, не были подготовлены резервные узлы связи, защищенные от бомбежек противника, не окольцованы даже вводы в Москву основных междугородных направлений. В случае разрушения одного из них невозможно было переключить линии связи на другое направление. НК связи принял решение о срочном строительстве в сентябре 1941 г. обходной кольцевой линии связи вокруг Москвы по трассе Люберцы – Химки – Пушкино – Чертаново. В 1941 г. это было кольцо, отстоящее от Москвы примерно на 20 км. НК связи проводились и другие работы по повышению надежности междугородной сети.

Была поставлена задача обеспечить ВЧ связь с фронтами, а после битвы под Москвой – и с армиями. Сразу возник ряд вопросов и, в первую очередь, кто будет строить линии связи и эксплуатировать их, как обеспечить фронтовые ВЧ станции техникой связи – аппаратурой уплотнения, коммутаторами, аккумуляторами, засекречивающей аппаратурой связи (ЗАС) и другой техникой, приспособленной к работе в полевых условиях.

Первый вопрос решился быстро. Государственный Комитет обороны (ГКО) обязал НК связи и НК обороны строить и обслуживать линии Правительственной связи. Но, как показал опыт, это было не лучшее решение. НК связи для обслуживания линий имел надсмотрщиков – одного на десятки километров. При массовых повреждениях воздушных линий в результате боевых действий, бомбежек с воздуха и разрушений диверсионными группами противника физически не было возможности быстро устранять повреждения и обеспечивать бесперебойную работу связи.

Связисты НК обороны были заняты обслуживанием линий боевого управления и также не могли сосредоточить основное внимание на линиях Правительственной связи. В результате Правительственная связь в отдельные моменты работала неустойчиво, что приводило к справедливым жалобам абонентов. После каждой жалобы начинались разборы, выяснение причин, взаимные обвинения. Кто виноват? Дело доходило до высшего руководства НКВД, НК связи и НК обороны. Необходимо было кардинальное решение этого вопроса.

В отделе Правительственной ВЧ связи НКВД было решено создать линейно-эксплуатационную службу, для чего сформировать 10 линейно-эксплуатационных рот, затем еще 35. Правительственная связь стала работать устойчивее. Но уже во время битвы под Москвой, когда наши войска стали наступать и штабы фронтов и армий пошли вперед, возникли трудности со строительством линий связи.

Особенно остро этот вопрос встал в 1942 г., когда немцы подошли к Волге и начали окружать Сталинград. Вспоминается один из осенних вечеров 1942 г. Немцы яростно рвались к городу. Бои шли на ближних подступах. Штаб фронта размещался в убежище на правом берегу Волги. Связь с фронтом из-за усиленной бомбежки линий связи прервалась. Линейные подразделения Правительственной связи прилагали героические усилия к восстановлению линий, но противник бомбил, и связь вновь нарушалась. Обходные линии также были нарушены. В это время И. В. Сталину потребовалась связь со Сталинградским фронтом. Мне позвонил А. Н. Поскребышев, помощник Сталина, и спросил, что ему доложить – когда будет связь. Я ответил – через 2 часа (в надежде, что за это время удастся восстановить линию). Связался с нашим подразделением и получил ответ, что бомбежка усилилась. Дал команду делать "времянку" – прокладывать полевой кабель ПТФ-7 по земле. Через 2 часа снова позвонил Поскребышев. Я сообщил ему, что потребуется еще 40 минут. Через 40 минут Поскребышев предложил лично доложить Сталину, когда будет связь. Но в это время линию восстановили. Сталин переговорил со штабом, и личного доклада не потребовалось. Вскоре к Сталину были вызваны нарком внутренних дел Берия и заместитель наркома обороны нарком связи И. Т. Пересыпкин. Сталин высказал большое неудовольствие, что со Сталинградом нет устойчивой связи и напомнил, что еще в 1918 г. он имел надежную связь с Лениным будучи на Царицынском фронте.

Было поручено внести предложения, предусматривающие ответственность одного органа за безусловную надежность действия связи. Такие предложения были разработаны. Вышло Постановление ГКО от 30 января 1943 года. Были созданы войска Правительственной связи, в задачу которых входило обеспечение строительства, обслуживания и войсковой охраны линий Правительственной связи от Ставки Верховного Главнокомандования к фронтам и армиям. Другие линии, идущие по территории страны к республикам, краям и областям, используемые для Правительственной связи, остались на обслуживании НК связи.

В НКВД было создано Управление войск Правительственной связи. Возглавил его П. Ф. Угловский, который до этого был начальником связи погранвойск. Руководитель линейной службы в Отделе Правительственной связи К. А. Александров, крупный специалист-линейщик, стал его заместителем. На фронтах были созданы Отделы Правительственной связи, которым были подчинены подразделения войск Правительственной связи – отдельные полки, батальоны, роты. Кажется несколько странным решение о создании в НКВД двух подразделений, ведающих Правительственной связью, – Отдела и Управления войск. Однако это диктовалось спецификой работы органов госбезопасности: были оперативные подразделения и войска, выполняющие специфические войсковые задачи по указанию оперативных органов.

Подобно этой структуре в НКВД существовали оперативный орган – Отдел Правительственной связи, который ведал вопросами организации связи, ее развитием, техническим оснащением, станционной службой, вопросами сохранения секретности – и войска, которые строили линии связи, обеспечивали их бесперебойное действие и несли охрану парными нарядами и секретными засадами в уязвимых местах, исключая возможность подключения к линиям для подслушивания, пресекали возможные диверсии.

Отдел и Управление войск всю войну работали в тесном контакте, и каких-либо недоразумений в их взаимоотношениях не было. Объединились они в 1959 г.; структура Правительственной связи получила логическое завершение. Органы и войска способны были комплексно выполнять задачи по организации и обеспечению связи в сложных условиях боевой обстановки.

Связь организовывалась по "осям" и направлениям. Осевую линию тянули к штабу фронта. Как правило, старались строить две осевые линии по разным трассам, к армиям прокладывалось направление – одна линия связи. На ней подвешивались две цепи: одна – уплотнялась ВЧ аппаратурой, а другая -служебная – предназначалась для связи с постами обслуживания.

На армейских направлениях при строительстве линий связи мы часто контактировали со связистами НК обороны. Тянули одну линию, которую использовали для уплотнения, а "среднюю точку" передавали армейским связистам для телеграфной связи по системе Бодо. ВЧ связь организовывалась на основном командном пункте (КП), запасном (ЗКП) и передовом (ПКП) пунктах. При выезде командующего фронтом в войска его сопровождал офицер Правительственной связи с аппаратурой ЗАС. Связь ВЧ организовывалась в месте нахождения командующего, с учетом имеющихся армейских линий связи или линий НК связи.

Боевое крещение войска Правительственной связи получили в битве на Орловско-Курской дуге, где одновременно действовали пять фронтов и было развернуто несколько десятков ВЧ станций. Связисты успешно справились с поставленными задачами, обеспечив непрерывную связь Ставки со всеми фронтами, армиями и двумя представителями Ставки -Г. К. Жуковым и A. M. Василевским, которые имели свои ВЧ станции.

После Орловско-Курской битвы войска начали стремительное наступление, освобождая наши территории от немецких оккупантов. Скорость наступления общевойсковых армий достигала 10-15 км в сутки, а танковых – до 20-30 км. При таких темпах войска не успевали строить постоянные воздушные линии. Пришлось вооружить их так называемыми кабельно-шестовыми линиями, которые разворачивались при быстром продвижении войск как временные и в последующем заменялись на постоянные, если требовалось сохранить это направление. Так была создана линейная служба.

Решались вопросы и технического оснащения фронтовых и армейских станций ВЧ связи. В Правительственной связи для организации высокочастотных каналов использовалась принятая в то время на междугородной сети НК связи система уплотнения в спектре 10-40 кГц типа СМТ-34. Это была чисто стационарная аппаратура. Стойки высотой 2, 5 м весили более 400 кг. На автомашине стойку можно было перевозить, положив ее на бок. Никакой тряски она не выдерживала. Зачастую после перевозки приходилось сутками восстанавливать монтаж. Не было также приспособленных к полевым условиям коммутаторов, аккумуляторов, блокстанций и другого оборудования. Все надо было создавать заново.

Единственной базой для производства аппаратуры дальней связи в то время был цех на заводе "Красная Заря" в Ленинграде. Но к концу 1941 г. Ленинград оказался в блокаде. Были приняты экстренные меры к эвакуации этого цеха в Уфу, где был создан завод № 697 по производству аппаратуры дальней связи и научно-исследовательский институт.

Благодаря напряженной работе коллективов, возглавляемых крупными специалистами А, Е. Плешаковым и М. Н. Востоковым, была создана (в спектре 10-40 кГц) аппаратура СМТ-42, а затем СМТ-44 (полевые варианты аппаратуры СМТ-34; высота – 60 см, масса – 50 кг). Она была удобна для быстрого развертывания и свертывания ВЧ станций, выдерживала тряску при перевозке. Была также разработана аппаратура НВЧТ в спектре до 10 кГц и в аппаратуре СМТ добавлен четвертый канал в спектре свыше 40 кГц, созданы в полевом исполнении коммутаторы и аппаратура ЗАС. За создание этого комплекса авторы были удостоены Государственной премии. Правительственная связь получила законченный комплекс средств связи в полевом исполнении, который давал возможность оперативно решать вопросы организации ВЧ связи.

Была сделана попытка резервировать радиосвязью проводную связь с фронтами. Для радиосвязи в то время можно было использовать только KB диапазон. Взяты были выпускаемые промышленностью станции РАФ и PAT. Но широкого применения они не нашли. Аппаратура ЗАС, применяемая на радиоканалах, предъявляла высокие требования к качеству канала, чего на KB линиях добиться было трудно. Кроме того, абоненты, предупрежденные о том, что им предоставляется связь по радио, зачастую отказывались говорить. Вспоминается такой случай. После окончания войны в Париже собралась мирная конференция. Советскую делегация возглавлял В. М. Молотов. Нами была организована проводная связь до Берлина по собственным линиям связи, а от Берлина до Парижа линию предоставляли американцы. Пока мы вели открытые разговоры, связь работала отлично, как только включали ЗАС – связь прекращалась. Предусмотрели мы и резервирование по радио, используя стационарные средства радиосвязи НК связи. Но Молотов отказался говорить по радио, заявив, что должен по голосу узнавать абонента, с которым говорит. При той аппаратуре ЗАС, которая применялась, этого добиться было трудно. Пришлось поскандалить с американцами и добиться устойчивой работы проводной связи.

Характеристика деятельности Правительственной связи в период Великой Отечественной войны будет не полной, если не остановиться на отдельных наиболее значительных операциях и мероприятиях.

Когда в конце 1941 г. Ленинград был блокирован немцами, остро встал вопрос о ВЧ связи с Ленинградским фронтом и городом. НК связи организовал связь по радио. Мы воспользоваться этой связью не могли из-за отсутствия соответствующей аппаратуры ЗАС. Нужна была проводная линия. НК связи и НК обороны приняли решение в экстренном порядке проложить кабель по единственно возможному направлению – по дну Ладожского озера. Прокладка велась уже под обстрелом противника. В результате была организована проводная связь по "воздушке" с Ленинградом через Вологду на Тихвин, далее по кабелю до Всеволожской, затем опять по воздушной линии до Ленинграда. Ставка всю войну имела с Ленинградом устойчивую ВЧ связь.

К лету 1942 г. немцы оправились после поражения под Москвой, началось наступление на Южном направлении. Создался Воронежский фронт. Я с группой сотрудников вылетел в Поворино, куда должен был переехать штаб Воронежского фронта. Вскоре туда прибыл и первый заместитель наркома связи А. А. Конюхов. Развернули работы по монтажу узлов и организации связи. Немцы бомбили Поворино ежедневно. Во время бомбежки мы скрывались в ближайшем овраге, а потом вновь продолжали работы. Но однажды, вернувшись из укрытия, увидели догорающие обломки зданий, где мы разместили наши узлы. Погибло и все оборудование. Нашлись "когти" и телефонный аппарат. Влезли на вводной столб с сохранившимися проводами. А. А. Конюхов и я доложили своим руководителям о случившемся. Но к этому времени обстановка изменилась и ВЧ связь развернули в деревне Отрадное, куда вскоре переместился и штаб фронта. Вскоре мне было приказано срочно выехать в Сталинград.

В Сталинграде сложилась очень тяжелая обстановка. Все основные линии связи Москвы со Сталинградом шли по правому берегу Волги. После того, как немцы вышли на ее берег выше Сталинграда, в местечке Рынок, и ниже Сталинграда, в районе Красноармейска, город оказался в окружении. 23 августа 1943 г. немцы произвели массированный налет. Весь город горел. Связисты НК связи в тяжелейших условиях вывезли все оборудование междугородной станции на левый берег и смонтировали резервный узел в местечке Капустин Яр, с выходом на Астрахань и Саратов. В Сталинграде действующих линий связи не осталось. Штаб Сталинградского фронта был на правом берегу. Связь с ним можно было организовать только с левого берега. ВЧ станция Сталинграда также была вывезена на левый берег в местечко Красная слобода. Вместе с И. В. Клоковым, ответственным представителем НК связи, мы дали указание тянуть линию через Волгу.

В первую очередь проверили, нельзя ли использовать имеющийся кабельный переход в районе Рынка. Подъехать к кабельной будке было сложно – немцы контролировали все подходы. И все же по-пластунски мы подползли к ней и проверили исправность кабеля. Он работал, но на другом конце отвечали немцы. Использовать этот кабель в наших целях было нельзя. Оставался один выход – прокладывать новый кабельный переход через Волгу. Речного кабеля у нас не было. Решили класть полевой кабель ПТФ-7, не приспособленный для работы под водой (замокал через 1-2 суток). Позвонили в Москву, чтобы срочно прислали речной кабель.

Прокладку приходилось вести под непрерывным минометным обстрелом. Большой вред наносили плывущие по реке нефтеналивные баржи. Пробитые снарядами, они плыли по течению, постепенно погружаясь в воду, и перерезали наши кабели. Каждый день приходилось класть все новые и новые пучки. Коммутатор ВЧ связи был установлен в блиндаже, где размещалось командование фронта. На этот коммутатор связь по НЧ передавалась с ВЧ станции, находящейся на левом берегу.

Наконец, прибыл речной кабель. Барабан весил больше тонны. Подходящей лодки не нашлось. Сделали специальный плот. Ночью начали прокладку, но немцы нас засекли и минометным огнем разбили плот. Пришлось начинать все сначала. Наконец кабель был проложен. До ледостава он работал надежно. Позднее, в дополнение к нему, по льду проложили и воздушную линию. Столбы вмораживали в лед.

В феврале немцы были разгромлены. Со Сталинградом связь начала работать по довоенной схеме.

Большие трудности встретились при организации Правительственной связи на Тегеранской конференции трех союзных держав. Проводной связи в мирное время у Советского Союза с Тегераном не было. Надо было ее организовывать. Задача осложнялась тем, что Сталину, как Верховному Главнокомандующему, связь нужна была не только с Москвой, но и со всеми фронтами и армиями.

Я с группой специалистов выехал в Тегеран за два месяца до встречи, чтобы изучить обстановку, принять решение и организовать необходимые работы по монтажу ВЧ станции и подготовке линий связи. Ознакомившись с ситуацией, понял, что единственная линия, которая может решить задачу, – это воздушная линия связи Ашхабад – Кзыл-Арават – Астара -Баку, проложенная по берегу Каспийского моря. По договоренности с Ираном, эта линия была построена НК связи как обходная для связи с Закавказьем, поскольку немцы прорывались к Кавказу и могли перерезать линии, идущие на Баку, Закавказский фронт, Грузию, Армению. Нужно было найти выход из Тегерана на обходную линию. Имевшиеся на этом направлении иранские линии связи находились в отвратительном состоянии: шли по рисовым полям и были недоступны для обслуживания. Столбы покосились, изоляторы на многих столбах отсутствовали, провода висели на крючьях или были просто прибиты к столбам.

Более или менее сохранилась так называемая индо-европейская линия связи, идущая через Иран. Ее и решили использовать. В свое время она была построена англичанами на металлических столбах для связи Лондона с Индией. Линия по прямому назначению не использовалась и находилась в ведении иранских связистов. Было принято решение разместить советскую делегацию в здании посольства СССР, там же намечалось расположить ВЧ станцию. В посольство была заведена указанная линия связи. В пунктах Сари и Астара сделали переприемы на нашей линии. Теперь из Тегерана имелось два выхода на Баку через Астару и на Ашхабад -Ташкент через Кзыл-Арават (Туркмения). Таким образом, хотя и с большими трудностями, удалось обеспечить устойчивую ВЧ связь на все время работы Тегеранской конференции.

Стремительное наступление наших войск в 1943-1945 гг. потребовало полного напряжения в работе органов и войск Правительственной связи. Характерной чертой стратегического наступления было непрерывное увеличение его территории, постепенно охватившее полосу до 2000 км. Глубина ударов по врагу достигала 600-700 км. Штабы фронтов за одну операцию перемещались до трех раз, а армий – до восьми. Между органами и войсками Правительственной связи и связистами НК связи и НК обороны было установлено самое тесное взаимодействие. Общими усилиями велась разведка уцелевших постоянных линий связи. Тщательно согласовывались вопросы совместного строительства и восстановления линий. За время летне-осенних операций 1943 г. войсками Правительственной связи было построено 4041 км новых постоянных линий, восстановлено 5612 км линий, подвешено 32836 км проводов, построено 4071 км шестовых линий. Отделы и войска набирались опыта, им уже было по силам решение сложных задач по организации ВЧ связи в любой обстановке.

Если оценивать выполненные задания, следует остановиться на предполагавшихся перемещениях Ставки Верховного Главнокомандования из Москвы в другие города. Как известно, Ставка всю войну находилась в Москве, а Верховный Главнокомандующий выезжал на фронт лишь один раз – в район Ржева. ВЧ связь с ним поддерживалась подвижными средствами. Однако решение о перемещении Ставки принималось дважды – в 1941 и 1944 гг. В 1941 г., когда немцы вплотную подошли к Москве и до линии фронта оставалось 20-30 км, руководство Генерального Штаба обратилось к Сталину с предложением о перемещении Ставки вглубь страны. Согласно положениям о ведении военных операции, Верховное Главнокомандование должно находиться от линии фронта на расстоянии 200-300 км. Ситуация требовала определить пункт, куда может быть перемещена Ставка.

Как рассказывал мне маршал И. Т. Пересыпкин, Сталин подошел к карте и сказал: "Когда Иван Грозный брал Казань, у него ставка была в Арзамасе, остановимся и мы на этом городе". С группой специалистов я выехал в Арзамас и стал организовывать работы по монтажу ВЧ станции. Для Сталина был выбран двухэтажный дом, первый этаж которого отдали для ВЧ станции. При монтаже была предусмотрена возможность выхода на фронты, минуя Москву. Однако в Арзамас приехал только начальник Генштаба маршал Б. М. Шапошников и вскоре уехал обратно в Москву. Вместо Арзамаса для размещения Ставки и Правительства стали готовить помещение в Горьком. Но и ему был дан отбой. Работы прекратились, и мы вернулись в Москву.

Второй раз решение о перемещении Ставки было принято в 1944 г., после успешного проведения операции "Багратион" и освобождения Минска. Маршал И. Т. Пересыпкин сообщил мне об этом и предложил поехать в Минск. Мы выехали вместе с К. А. Александровым. По дороге, обсуждая ситуацию в Минске, пришли к выводу о необходимости усиления связи между Минском и Москвой. На этом направлении действовала всего одна цепь, уплотненная трехканалыюй аппаратурой. Решено было подвесить еще три, из них две – силами НК связи и НК обороны и одну – войсками Правительственной связи. В Минске были развернуты узлы связи и проведены большие работы по строительству обходных линий вокруг города. Через некоторое время опять был дан отбой. Ставка осталась в Москве.

Придавая особое значение организации Правительственной связи с фронтами и армиями, мы не должны были забывать о работе всей сети связи с республиками, краями и областями, тем более, что в тылу было открыто значительное количество новых ВЧ станций – на заводах оборонных отраслей промышленности, изготавливающих вооружение для армии, на местах формирования резервных армий – и ряд других, связанных с нуждами фронта. Большую роль в успешной работе Правительственной связи играло состояние общегосударственной сети НК связи. Подчас были необходимы дополнительные затраты НК связи. И, надо сказать, что мы встречали полное понимание руководства наркомата связи, наркома И. Т. Пересыпкина, а также его заместителей И. С. Равича и И. В. Клокова, тесно с нами взаимодействовавших.

Накануне Дня Победы в 1965 г. газета "Правда" писала: "На фронтах Отечественной войны успешно действовали специальные войска связи. В сложных условиях боевой обстановки связисты органов госбезопасности обеспечивали устойчивую закрытую связь руководителей Партии и Правительства, Ставки Верховного Главнокомандования с фронтами и армиями, умело пресекали попытки вражеских диверсантов нарушить связь".

Маршал Советского Союза И. С. Конев в своих воспоминаниях так отзывался о ВЧ связи: "Надо вообще сказать, что эта связь ВЧ, как говорится, нам была Богом послана. Она так выручала нас, была настолько устойчива в самых сложных условиях, что надо воздать должное нашей технике и нашим связистам, специально обеспечивавшим эту связь ВЧ и в любой обстановке буквально по пятам сопровождавших при передвижении всех, кому положено пользоваться этой связью".

Органы и войска Правительственной связи отлично справились с возложенными на них задачами, внеся большой вклад в Победу над фашистской Германией.

В течение 12 лет занимавший должность заместителя председателя Межведомственного координационного совета по созданию Единой автоматизированной сети связи страны, Петр Николаевич Воронин в годы Великой Отечественной войны обеспечивал связь Ставки Верховного Главнокомандования со штабами фронтов и армий. Занимался строительством резервных узлов и линий связи в Москве и вокруг столицы. Принимал активное участие в организации связи в дни обороны Москвы, в период Сталинградской битвы, снятия блокады Ленинграда, проведения Орловско-Курской, Берлинской и других операций. Обеспечивал связь Верховного Главнокомандующего во время Тегеранской и Потсдамской Конференций. Награжден орденом Октябрьской Революции, орденами Отечественной войны I и II степеней, тремя орденами Красного Знамени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, другими боевыми и трудовыми орденами и медалями.

Статья опубликована в журнале "Электросвязь" №3, 1995 г., стр. 2.