3 Декабря, 2013

Мы в ответе за тех, с кем ассоциируемся

InfoWatch
Вплотную к утечкам стоит проблема несдержанных на язык/пост/твит сотрудников. Высказавшись публично (а в наше соцсетевое время почти любое высказывание – публичное и пуще того – массовое), даже не разгласив ничего конфиденциального, сотрудник может сильно повредить деловой репутации своего предприятия, которая стоит денег.
    Фотография, за которую уволили Татьяну Козленко    

Неудивительно, что в трудовых договорах и даже иногда в законах появляются нормы, которые запрещают работникам публично
  1. выступать от имени своего предприятия;
  2. выступать, указывая свою должность на предприятии;
  3. выступать под своим именем;
  4. выступать вообще, даже анонимно

без разрешения руководства. Надеюсь, вы видите существенную разницу между этими четырьмя запретами.

Разница в том, что неосторожные слова человека могут быть ассоциированы с его компанией (органом власти, государством, национальностью, конфессией, профессией и т.д.) с разной вероятностью. В первом случае такая вероятность максимальна, в последнем – минимальна, однако нулю не равняется. Достаточно вспомнить инцидент с оскорблением депутата Алксниса анонимным ЖЖ-юзером. Формально-то он был анонимен, но СМИ мгновенно вытащили не только его фамилию, но и связь с ФЭП Павловского. И получился уже конфликт не двух людей, а двух организаций.

Вот поэтому и не ограничиваются организации первым пунктом нашего списка. Норовят закрутить гаечку до второго и третьего . А в МВД и ФСБ, по рассказам бывших коллег, с самого начала – зажим свободы слова четвёртой степени.

Кстати, чтобы автоматически различать между собой нарушения пунктов 1-4, современные DLP пока не созрели. А наш "Крибрум" делает в этом первые шаги.

comments powered by Disqus