8 Марта, 2013

Неокрепостничество

InfoWatch
Читал тут одну модель угроз, составленную серьёзными людьми для солидного предприятия. Среди прочих попалась там пара странных пунктов.
«Поиск сотрудниками новой работы.
Переманивание сотрудников конкурентами.»
Они в самом деле считают это угрозами и допускают возможность с этим бороться.

Не стану тыкать уважаемых коллег носом в Конституцию РФ, я знаю, что она не авторитет. Но обычную логику они должны послушать.

Сотрудник начинает искать новую работу в двух случаях: (1) если ему категорически не нравится текущая и он твёрдо намерен её сменить или (2) если он подозревает, что текущая работа – не самая лучшая из возможных для него. Во втором случае работник желает убедиться, что все прочие предложения проигрывают текущему варианту и таким образом создать себе дополнительный стимул к труду. Это можно лишь приветствовать. В первом же случае решение работником принято и может быть изменено лишь пересмотром условий трудового договора, но никак не препятствованием доступа к информации, никак не взысканиями за "нецелевое использование".

Напрягшись, я могу ещё понять, когда жена запрещает мужу смотреть на других женщин. Пусть среди них есть лучше, красивше, веселее (а с возрастом их всё больше), но подразумевается, что он любит свою супругу. А любовь – категория внерациональная. Для некоторых имеет значение религиозный обряд венчания: брачный союз одобрен Богом, и не человеку его разрывать. Но заключение трудового договора между работником и работодателем не имеет под собой ни чувственной, ни мистической основы. Там исключительно рациональный рыночный расчёт. Кто ему противится, тот противится свободному рынку, тот враг конкуренции и хочет заставить человека заключать невыгодный контракт. А покушение на свободу договора всегда считалось недопустимым:
« Статья 179. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения
1. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства –
наказывается...
»
Субъект рассматривает возможность расторжения невыгодного контракта и заключения выгодного. Скажите мне, где тут угроза? Где "возможность наступления неблагоприятных последствий"?

Единственный разумный аргумент, который ваш покорный слуга сумел выудить из оппонентов, таков: «предусмотренный ТК двухнедельный срок уведомления об увольнении мы считаем недостаточным для поиска нового работника». Ладно, пускай так. Но в этом случае речь надо вести об уведомлении, а не о запрете. Угрозой в таком случае будет не поиск новой работы, а нежелание работника известить о планируемом увольнении за тот срок, который вы считаете достаточным. Административный запрет и техническая фильтрация на DLP-системе эту угрозу не снижают.

Некорректный перечень угроз и построение политики ИБ на основе этого некорректного перечня – вот настоящая угроза.

В заключение расскажу байку. Чтоб знали, как вам всем повезло.

У нас, в Таиланде нету трудовых книжек. И обязанности уведомлять об увольнении за две недели тоже нету. С другой стороны, тайская нация славится своей стеснительностью – так же, как немцы своим педантизмом, а финны – своим пьянством. Поэтому тайский работник предпочитает увольняться по-английски, не прощаясь. День выдачи зарплаты для работодателя обычно связан со стрессом: он гадает, кто же из работников бесследно исчезнет к завтрашнему дню. Бывает и так, что исчезают все. Для ответственных должностей (таких как работники банков) предусмотрен большой денежный залог. Его обычно собирают всей семьёй. Очень, знаете ли, способствует лояльности и ответственному отношению к делу.