06.04.2006

Изучаем принцип работы Неimdal Kerberos

image

Как только ваша подконтрольная локальная сеть начнет развиваться и расширяться, возникнут новые задачи: Как синхронизировать системные учетные записи растущего числа пользователей? Как управлять доступом пользователей к сетевым сервисам внутри локальной сети?

Михаил Кондрин

Опубликовано в журнале "Системный администратор", №6-2005г.

Михаил Кондрин

Как только ваша подконтрольная локальная сеть начнет развиваться и расширяться, возникнут новые задачи: Как синхронизировать системные учетные записи растущего числа пользователей? Как управлять доступом пользователей к сетевым сервисам внутри локальной сети? При этом сервисы могут работать на разных компьютерах, а определенные службы держат собственные учетные записи для авторизованных пользователей. Решением послужит введение единой системы регистрации в локальной сети с помощью протокола Kerberos.

Чтобы подробнее разобраться с возникающими задачами, рассмотрим ситуацию с организацией распределенной вычислительной системы. Разумеется, чем больше компьютеров входят в кластер, тем выше его вычислительная мощность. Наиболее распространненные системы кластерных вычислений на сегодня – Parallel Virtual Machine и Message Passing Interface. Обе позволяют пользователю, в данном случае разработчику программ, пересылать куски данных, нуждающихся в обработке, между узлами кластера и синхронизировать получение результатов с разных узлов. Это фасад системы. За кулисами происходит обращение к удаленному командному интерпретатору и вызов определенных программ в нем. То есть администратору такой системы необходимо добиться, чтобы пользователи кластера имели доступ к командному интерпретатору на узлах кластера и, более того, этот доступ должен быть беспарольным для каждой пары компьютеров в кластере. Не очень-то удобна система, где запуск нескольких параллельных копий программы требует от пользователя регистрации на каждом из узлов кластера.

Таким образом, во-первых, информация о пользователях должна совпадать на всех этих компьютерах. Один из вариантов решения – иметь одинаковые копии /etc/passwd и /etc/shadow на каждом из узлов с их последующим обновлением с помощью скриптов при добавлении нового пользователя. Во-вторых, если в качестве удаленного командного интерпретатора используется rsh, то добиться беспарольного входа с помощью внесения всех компьютеров, входящих в этот кластер, в файл /etc/hosts.equiv (этот файл также должен совпадать на всех узлах кластера). Однако использование rsh гарантирует вам проблемы с безопасностью, если предположить возможность доступа к кластеру извне локальной сети, который, как вы помните, должен быть беспарольным. Можно сконфигурировать доступ по адресу компьютера (с помощью tcp-wrappers) и бороться с ip-spoofing внешними средствами или настраивать openssh в качестве удаленного командного интерпретатора. В последнем случае вам придется мириться с тем, что процессорные циклы будут расходоваться не на расчет, а на кодирование/раскодирование блоков данных. Тем не менее ни одно из этих решений нельзя считать удачным.

Далеко не каждому из вас приходится сталкиваться с настройками вычислительных кластеров. Но именно эта проблема построения распределенной вычислительной системы Athena заставила в начале 80-х годов программистов из Массачусетского технологического института разработать и внедрить протокол удаленной аутентификации пользователей. Комбинирование специальных криптографических средств позволяло, с одной стороны, свести на нет вероятность перехвата паролей и иметь шифрованный канал для передачи данных между компьютерами (эта возможность могла отключаться по желанию пользователя). А с другой – иметь систему с единой регистрацией (single sign-on), что дает возможность пользователю регистрироваться один раз при входе в систему и в дальнейшем иметь свободный доступ к сетевым ресурсам на основе этой регистрации.

Понятно, что число пользователей, которым такая функциональность была бы удобна, значительно превышает число нуждающихся в распределенных системах, и в дальнейшем этот протокол, получивший название Kerberos (по имени трехголового пса из древнегреческих мифов, стерегущего вход в царство мертвых), стал широко применяться независимо от Athena как система регистрации в крупных финансовых и академических учреждениях.

Kerberos с точки зрения пользователя

На пользовательском уровне все реализации Kerberos выглядят однотипно, поэтому рассмотрим, как это происходит в моем случае. Регистрация в Kerberos осуществляется командой kinit, которая автоматически вызывается при моем входе на рабочую станцию под управлением Windows XP. В результате мне выдается основной документ, удостоверяющий мою личность в Kerberos, – «супербилет», билет, гарантирующий получение доступа к сетевым службам (или TGT – ticket granting ticket). При этом у меня всегда есть возможность зарегистрироваться в Kerberos под другим именем с помощью все той же команды kinit, что приводит к обновлению начального билета. Теперь предположим, что я хочу посмотреть логи на своем router/firewall под управлением Linux. Я открываю терминал cygwin. Первое, что можно сделать, – просмотреть имеющиеся билетики:

mike@alex ~\$ klist
Credentials cache: FILE:/tmp/krb5cc_1017
Principal: mike@HPPI.TROITSK.RU
 
Issued Expires Principal 
May 29 22:18:22 May 30 22:18:22 krbtgt/HPPI.TROITSK.RU@HPPI.TROITSK.RU

В списке, как вы видите, имеется только один билет – тот самый TGT. Credential Cache – это файл, в котором хранятся полученные мной сертификаты. По умолчанию его название – это комбинация /tmp/krb5cc_ и id пользователя. Срок действия любого билетика ограничен по времени – это снижает интерес к его перехвату со стороны злоумышленника. Теперь я запускаю командный интерпретатор на удаленном компьютере:

\$ telnet -F relay
Trying 192.168.1.254...
Connected to relay.hppi.troitsk.ru.
Escape character is '^]'.
Waiting for encryption to be negotiated...
[ Trying mutual KERBEROS5 (host/relay.hppi.troitsk.ru@HPPI.TROITSK.RU)... ]
[ Kerberos V5 accepts you as ``mike@HPPI.TROITSK.RU'' ]
[ Kerberos V5 accepted forwarded credentials ]
Encryption negotiated.
\$klist
Credentials cache: FILE:/tmp/krb5cc_1000
Principal: mike@HPPI.TROITSK.RU
Issued Expires Principal 
May 29 22:21:16 May 30 22:18:22 krbtgt/HPPI.TROITSK.RU@HPPI.TROITSK.RU

Вот пример магии Kerberos в действии – воспользовавшись моим супербилетом, Kerberos прозрачно для пользователя организует доступ к сетевому ресурсу (в данном случае он фигурирует под именем host/relay.hppi.troitsk.ru@HPPI.TROITSK.RU) и более того – telnet при помощи Kerberos автоматически шифрует весь сетевой трафик между клиентом и сервером. Список билетов при этом не меняется – ключ -F позволяет перемещать имеющиеся у меня билетики с компьютера на компьютер. Закрытие telnet-сессии автоматически очищает кэш на удаленном компьютере с помощью вызова команды kdestroy, так что вы можете не опасаться, что ваш кэш может быть использован кем-то еще. Так как супербилет по-прежнему со мной, то это позволяет мне получить доступ к другому компьютеру, серверу Kerberos.

\$telnet -F kenga
Trying 192.168.1.253...
Connected to kenga.hppi.troitsk.ru.
Escape character is '^]'.
Waiting for encryption to be negotiated...
[ Trying mutual KERBEROS5 (host/kenga.hppi.troitsk.ru@HPPI.TROITSK.RU)... ]
[ Kerberos V5 accepts you as ``mike@HPPI.TROITSK.RU'' ]
[ Kerberos V5 accepted forwarded credentials ]
Encryption negotiated.
mike@kenga:~\$
Точно так же я могу получить доступ к любому сетевому сервису – например, к локальному ftp-серверу.

mike@kenga:~\$ ftp kenga
Connected to kenga.hppi.troitsk.ru.
220 kenga FTP server (Version 6.00+Heimdal 0.6.3) ready.
Trying GSSAPI...
Authenticated to 
Authentication successful.
 
Name (kenga:mike): 
S:232-Linux 2.4.25.
S:232 User mike logged in.
S:230 Password not necessary
Remote system type is UNIX.
Using binary mode to transfer files.
ftp> bye
S:221 Goodbye.

Заметьте, что во всех случаях мне не потребовался ввод пароля. Доступ ко всем компьютерам мне предоставлялся на основании моего TGT. Все операции c Kerberos (выдача билетов, добавление/удаление пользователей и т. д.) фиксируются в его логах, и можете убедиться, что вся моя активность с перемещениями от компьютера к компьютеру зафиксирована в файле /var/log/krb5kdc.log. Для удобства я разделил кусок log-файла на 4 части, соответствующие процессам получения доступа к моей рабочей станции, удаленного доступа к двум серверам и серверу ftp.

2005-05-29T22:18:22 AS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.45 for krbtgt/HPPI.TROITSK.RU@HPPI.TROITSK.RU
2005-05-29T22:18:22 Using des-cbc-crc/des-cbc-md5
2005-05-29T22:18:22 Requested flags: renewable_ok, renewable, forwardable
2005-05-29T22:18:23 sending 574 bytes to IPv4:192.168.1.45
2005-05-29T22:18:23 TGS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.45 for krbtgt/HPPI.TROITSK.RU@HPPI.TROITSK.RU [renewable, forwardable]
2005-05-29T22:18:23 sending 593 bytes to IPv4:192.168.1.45
......
2005-05-29T22:21:15 TGS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.45 for host/relay.hppi.troitsk.ru@HPPI.TROITSK.RU
2005-05-29T22:21:16 sending 546 bytes to IPv4:192.168.1.45
2005-05-29T22:21:16 TGS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.45 for krbtgt/HPPI.TROITSK.RU@HPPI.TROITSK.RU [forwarded, forwardable]
2005-05-29T22:21:16 sending 589 bytes to IPv4:192.168.1.45
......
2005-05-29T22:21:43 TGS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.254 for host/kenga.hppi.troitsk.ru@HPPI.TROITSK.RU
2005-05-29T22:21:44 sending 550 bytes to IPv4:192.168.1.254
2005-05-29T22:21:44 TGS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.254 for krbtgt/HPPI.TROITSK.RU@HPPI.TROITSK.RU [forwarded, forwardable]
2005-05-29T22:21:44 sending 593 bytes to IPv4:192.168.1.254
......
2005-05-29T22:22:27 TGS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.253 for ftp/kenga.hppi.troitsk.ru@HPPI.TROITSK.RU
2005-05-29T22:22:27 Server not found in database: ftp/kenga.hppi.troitsk.ru@HPPI.TROITSK.RU: No such entry in the database
2005-05-29T22:22:27 sending 145 bytes to IPv4:192.168.1.253
2005-05-29T22:22:27 TGS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.253 for host/kenga.hppi.troitsk.ru@HPPI.TROITSK.RU
2005-05-29T22:22:27 sending 550 bytes to IPv4:192.168.1.253
2005-05-29T22:22:28 TGS-REQ mike@HPPI.TROITSK.RU from IPv4:192.168.1.253 for krbtgt/HPPI.TROITSK.RU@HPPI.TROITSK.RU [forwarded, forwardable]
2005-05-29T22:22:28 sending 546 bytes to IPv4:192.168.1.253

Вы можете сказать: «Как же так – протоколы telnet и ftp небезопасны и правильнее использовать openssh. И ничего удивительного в беспарольной аутентификации нет – ту же самую функциональность обеспечивает ssh, предоставляя возможность регистрироваться по парам публичных/секретных ключей». Все правильно. Только для того, чтобы в сети из N компьютеров обеспечить доступ по ssh с любого из этих компьютеров на любой другой, вам придется в общем случае проделать 2N*{число пользователей} перемещений публичных ключей (каждая пара компьютеров в сети обменивается публичными ключами пользователей), что в случае больших сетей трудноосуществимо. В то же время с помощью Kerberos вам нужно только зарегистрировать каждый из компьютеров на сервере Kerberos и иметь один ключ на каждом из хостов (в отличие от ssh в Kerberos используется симметричное шифрование) – итого 2N операций. Что же касается первой части вопроса, то я использую специальный «керберизованный» вариант telnet, что защищает соединения между хостами не хуже, чем ssh. Главный недостаток стандартного telnet (и не только его) состоит в том, что при аутентификации на удаленном компьютере telnet пересылает пароль пользователя по сети в виде открытого текста, что позволяет злоумышленнику перехватить его. Ssh обходит эту опасность с помощью несимметричного шифрования пароля. А каким же образом Kerberos удается избегать брешей в защите связанных с удаленной аутентификацией?

Удаленная аутентификация в Kerberos

Делается это с помощью уже упоминавшихся ранее билетиков/сертификатов (tickets/credentials – оба слова используются как синонимы) – специальным образом изготовленных и упакованных шифровальных ключей. В Kerberos как пользователь, так и сетевая служба не различаются между собой и именуются principal (принципал – юридический термин, означающий лицо, поручающее агенту совершить сделку от его имени), что весьма точно описывает функции принципалов в Kerberos. Принципалы определяются своим именем и паролем, причем в случае сетевой службы в качестве этого пароля выступает ключ, хранящийся на том же компьютере, где работает защищаемый сервис. База данных принципалов хранится на сервере Kerberos, и при необходимости проверить аутентичность пользователя или сервиса, компьютеры, объединенные в сектора (realms), соединяются с этим сервером. По поводу терминологии: точный перевод «realm» («царство») применительно к Kerberos не прижился, а иногда используемый термин «домен» не кажется мне удачным, поскольку слово и так перегружено. Так же, как и в случае с DNS, главный контроллер сектора Kerberos (Key Distribution Center, KDC, центр выдачи ключей) может иметь как дополнительные, slave, контроллеры (что позволяет обеспечить бесперебойную работу при выходе из строя основного контроллера), так и в одиночку держать несколько секторов. Типичное имя принципала, например, сервиса удаленного доступа к командному интерпретатору компьютера, выглядит таким вот образом: host/kdc.myrealm.ru@MYREALM.RU, что обозначает сервис с основным именем (primary name) host и характеристикой (instance) kdc.myrealm.ru, принадлежащий сектору MYREALM.RU. Разделение имен принципалов на несколько частей позволяет различать, с одной стороны, разные службы, работающие на одном хосте (с помощью primary name, host в нашем случае). А с другой – среди нескольких однотипных служб, работающих в сети, выбирать конкретную, запущенную на определенном сервере (с помощью поля instance, которая в нашем случае совпадает с именем компьютера). Название секторa не обязано повторять доменное имя сети, но именно такое правило наименований считается устоявшейся практикой.

Теперь посмотрим, что происходит, если пользователь joeuser (а точнее, принципал joeuser@MYREALM.RU – поле instance для «живых» пользователей обычно не используется) пытается получить доступ к этому серверу. Предполагается, что как клиентская программа telnet, так и telnetd демон собраны с поддержкой Kerberos (обе эти программы входят в дистрибутив Heimdal). Разумеется, как сам сервер, так и пользователь должны быть зарегистрированы в одном и том же секторе Kerberos. Как обычно, сеанс подключения к серверу начинается с того, что пользователь запускает telnet со своим регистрационным именем и именем удаленного компьютера telnet -l joeuser kdc.myrealm.ru. Клиентская программа после этого обращается к KDC с просьбой предоставить для joeuser доступ к хосту kdc.myrealm.ru. Kerberos генерирует по определенным правилам шифровальный ключ (session key) и разыскивает по своей базе данных принципалов joeuser и host/kdc.myrealm.ru, а также их пароли (ключи). Если пароли найдены (в противном случае сеанс заканчивается аварийно – т.к. кто-то из этих двух принципалов не зарегистрирован в секторе Kerberos), Kerberos приступает к генерированию сессионного ключа (session key). С помощью ключа принципала host/kdc.myrealm.ru он шифрует сгенерированный session key вместе с именем пользователя joeuser, потом прилагает к зашифрованному блоку вторую копию того же session key и снова шифрует получившийся билетик с помощью пароля пользователя. После этого пакет отсылается клиентской программе. Если к этому времени пользователь набрал свой пароль и он совпадает с паролем, использованным Kerberos при шифровке, то клиентская программа сумеет расшифровать билетик. Далее, половина билетика (с session key) остается пользователю, а вторая, которая не может быть расшифрована клиентом, поскольку ключ сервера ей неизвестен, пересылается на сервер. Сервер расшифровывает ее с помощью своего ключа и таким образом узнает как session key, так и имя пользователя, что позволяет серверу авторизовать его своими собственными средствами. Заметим, что помимо регистрации в этом случае имеется возможность использовать полученный session key, поскольку в итоге он известен как клиенту, так и серверу, для шифрования сетевого трафика в рамках данной сессии, чем многие приложения и пользуются. Схематически процесс обмена сертификатами показан на рис. 1.

Рисунок 1. Процесс обмена сертификатами

Что еще интересного в используемом Kerberos механизме аутентификации? Дело в том, что Kerberos оказывается еще более параноидальным, чем мы предполагали вначале, т.е. считает ненадежными не только сетевые соединения (ни один из паролей, как вы могли заметить, не передается в открытую по сети), но и клиентский, и даже серверный компьютер. Для каждого из них ключ/пароль партнера так и остается неизвестным – только session key, который для потенциального взломщика интереса не представляет, поскольку используется только в данной сессии. Как известно, безопасность и удобство пользователей вещи взаимоисключающие. Но ученым из МТИ удалось найти удачный компромисс, придумав еще одну замечательную вещь – ticket granting ticket (TGT). Если пытаться переводить этот термин на русский – «билет для выдачи других билетов», что-то вроде единого проездного. Смысл его в том, что пользователь сети проходит полностью процедуру регистрации (с вводом имени и пароля) в своем секторе только один раз, а сертификат, полученный в результате, затем используется клиентскими приложениями как эквивалент пользовательского пароля для получения доступа к сетевым сервисам. Процесс выдачи ТGT ничем не отличается от описанного выше, только в качестве службы, к которой пользователь получает доступ, выступает сам Kerberos – его Ticket Granting Service. После получения TGT записывается в кэш-файл на диске клиентского компьютера и затем по мере надобности извлекается оттуда. В схеме, описанной выше, session-key, закодированный в TGT используется вместо пароля пользователя при шифровании сертификата, предоставляемого для доступа к сетевому ресурсу. И хотя TGT хранится в кэше на диске рабочей станции пользователя, угроза, связанная с его перехватом, не столь уж серьезна, поскольку его действенность ограничена по времени. TGT позволяет организовать в корпоративной сети single sign-on (система единой регистрации) систему. Например, с помощью замены системного login на керберизованный аналог (программа с тем же именем входит в состав Heimdal Kerberos) при входе на рабочую станцию пользователь получает TGT, который затем используется для генерирования билетиков, специфичных для какой-нибудь из сетевых служб.

Таким образом, следует помнить, что при любой аутентификации в Kerberos всегда участвуют два принципала – один соответствует пользователю, пытающемуся получить доступ к сервису, а второй – самому этому сервису. Мы не будем рассматривать более сложный механизм аутентификации, так называемый user-to-user, когда сетевой сервис не имеет собственной записи в базе данных Kerberos, а использует сертификаты пользователя, запустившего сервис. Аутентификация user-to-user могла бы быть полезна, например, для X-серверов, но и для них эта методика не получила большого распространения.

Так в общих чертах выглядит принцип работы Kerberos. Многие детали реализации протокола Kerberos при этом пришлось опустить. В частности, формат сертификата в действительности более сложен, чем описано здесь. В него входит время выдачи и срок годности сертификата, адрес компьютера, на который отсылается сертификат, и флажки, позволяющие контролировать использование сертификатов и тем самым настраивать политику безопасности внутри сектора Kerberos. Скажем, с помощью снятия флажка forwardable можно «привязать» сертификат к одному компьютеру и запретить его перемещение на другие хосты. Пример, рассмотренный в начале статьи, был бы невозможен в этом случае – после получения удаленного доступа мне каждый раз потребовалось бы вводить пароль для запроса нового TGT.

В следующем номере журнала мы перейдем к практической части и развернём инфраструктуру Kerberos в локальной сети.

Приложение

История создания Kerberos

В 1983 году была начата работа по созданию системы Athena. Работу финансировали компании IBM и DEC, и в 1987 году была выпущена первая версия протокола Kerberos (Kerberos 4). Дальнейшая эксплуатация выявила недостатки протокола, и обновленный вариант Kerberos 5 вышел в свет в 1993 году. В настоящее время 4 версия практически не используется, но в реализациях протокола от МТИ совместимость с предыдущей версией продолжает сохраняться. К 1993 году протокол Kerberos уже завоевал популярность, и многие компании, разработчики программного обеспечения стремились использовать его в своих программных продуктах. Но тут имел место юридический казус – дело в том, что в то время в США еще действовали законы, введенные еще во время холодной войны, запрещающие экспорт военных технологий. Поскольку криптографическая защита, использованная в Kerberos, классифицировалась как военная технология, это создавало препятствия для использования его в программных продуктах сторонних фирм и распространения его за пределами США. Для решения этой проблемы была выпущена версия протокола Kerberos 4, из которого была изъята вся сильная криптография. Эта реализация Kerberos получила название Bones (кости), и ограничения на ее экспорт уже не действовали. В 1997 году группа программистов из Стокгольмского Королевского университета, взяв за основу Bones, проделала обратную работу и вставила недостающую криптографическую функциональность. Вот так экспортные ограничения Соединенных Штатов способствовали развитию европейского hi-tech. Впоследствии ими же была выпущена реализация протокола Kerberos 5, получившая название Heimdal. Heimdal (Хеймдалль) – это божество из скандинавского пантеона, чьи функции состояли в охране стратегических коммуникаций, а именно – моста, разделяющего Асгард и Мидгард. Так же, как и в случае с древнегреческим прототипом Kerberos, здесь эксплуатируется образ неподкупного стража. Интересно отметить, что мотивом для программистов из Стокгольмского университета, так же как и для их коллег из МТИ, являлась задача обеспечения публичного доступа к вычислительному кластеру. Последним эпизодом из истории Kerberos стало объявление компанией Microsoft в 1999 году о поддержке Kerberos в своей будущей операционной системе NT 5.0 (впоследствии названной Windows 2000), что действительно было реализовано в качестве компонента Active Directory. В настоящее время Kerberos является промышленным стандартом удаленной аутентификации пользователей.

Литература, ссылки:

1. Гребенников Р. Танцуем Самбу. – Журнал «Системный администратор», №11, ноябрь 2004 г. – 32-38 с.

2. Фундаментальное обсуждение протокола Kerberos (на англ.) можно найти в ссылках на сайте Массачусетского технологического института: http://web.mit.edu/kerberos/www/papers.html.

Проходит конкурсный набор авторов в рубрику «Информационная безопасность» журнала «Системный администратор».

Условия участия: присылайте материал на любую актуальную тему по безопасности, ранее нигде не опубликованный, объемом от 13 до 18 тыс. знаков на адрес «sekretar@samag.ru». Лучшие материалы будут опубликованы в журнале с выплатой высокого гонорара, с лучшими авторами редакция продолжит сотрудничество.

comments powered by Disqus